Бедный Сэнсэй - Глава 7

Автор: Т. Свиридов on . Posted in проза

Содержание материала

 


ГЛАВА СЕДЬМАЯ

1


Шеф пропадал весь день. Не явился он вечером и даже к утру. Олег тревожно проспал ночь, мучимый кошмарами. Он чувствовал, что если с Константином что-то случилось, ответственность лежит на нем. А он - телохранитель! - даже не знает, куда пропал доверенный ему человек.
Единственное, что успокаивало, это слова шефа о том, что с ним ходить не стоит, он сам скоро вернется, и чтобы Олег дальше, чем на пляж, никуда не отходил.
Значит, это длительное отсутствие было запланированным и, следовательно, нормальным?
А может быть, шеф просто познакомился с какой-нибудь женщиной, и Олег тут - третий лишний?
Всю ночь он вскакивал с постели от малейшего шороха, от тихого звука шагов по коридору, от звяканья ключа в замке соседней двери... Утром после часовой разминки сбегал на пляж, но долго вылежать на солнце не смог, хотя загоравшая поблизости миловидная худощавая девчонка весьма недвусмысленно на него поглядывала. Она даже была чем-то похожа на Маринку...
Позавтракав в буфете кефиром и бутербродами с сыром, Олег вернулся в номер, снедаемый новыми приступами беспокойства и растерянности. Будь проклята эта поездка, несмотря на жаркое солнце и ласковое море, на приподнятое настроение окружающих людей и безукоризненный сервис! Чего ради Константина потянуло вдруг сюда?!
Решение ехать в Сочи созрело у шефа в два дня. Времени на сборы он почти не выделил Олегу. Известил только, что ему надлежит быть у Никитских ворот в такой-то час. На слабые возражения по поводу приближающихся экзаменов и проблем с учебой шеф сделал короткий жест рукой - исключено! Дело очень важное, и сопровождать его он просто обязан!
Олег вспомнил, как молниеносно собрался, глуша в груди неясные предчувствия, как коротко и бессвязно сообщил бабушке, что должен по службе срочно выехать в командировку на юг, как просил ее не волноваться, и с деланной уверенной улыбкой на губах советовал никому, даже Маринке, не рассказывать об этом отъезде.
Когда ключ повернулся в замке, Олег прямо подскочил на кровати и вылетел пулей в прихожую. Константин едва не столкнулся с ним в дверях лоб в лоб.
- Слава богу, ты здесь.
- Доброе утро!
Шеф странно и испытующе смотрел на него. На лице Константина лежала печать напряженности и какой-то непонятной, отчаянной решительности.
- Накинь рубашку и пошли! - сказал он не допускающим возражения тоном и скрылся в своей комнате.
Олег быстро надел рубашку, подошел к зеркалу и стал приглаживать еще влажные волосы.
- Скоро ты там? - раздалось недовольно из прихожей. - Давай, давай!
- Сейчас, брюки переодену.
- Ты что, с ума сошел? - Шеф вдруг появился в дверях. - Какая разница, что на тебе надето?!
Олег посмотрел на свои бежевые "бананы", махнул рукой и поспешил вслед за Константином. Они почти бегом пролетели стометровку коридора с проемами темных дубовых дверей. В руках шефа оказался цветной пластиковый пакет, при каждом шаге дергающийся из стороны в сторону и бьющий его по ноге.
Такси ждало их внизу. Усатый шофер тронул с места, даже не узнав, куда ехать. Наверное, был заказ. Мимо замелькали экзотические картины южноморского города, круглогодичного курорта, высокие пальмы на фоне белой пены прибоя.
Таксист высадил их у небольшой белой гостиницы с чистым фасадом, расположившейся прямо на берегу. Не глядя на швейцаров, Константин прошел в лифт, чуть не волоча за собой Олега. Пол кабины дрогнул под ногами, унося их наверх. Шеф тут же отвернулся к зеркалу и принялся рассматривать свое лицо. Глаза его блестели сухим стеклянным блеском. Вокруг были хорошо различимые серые круги от переутомления. Олег еще никогда не видел Константина в таком виде, и эта мысль взволновала его.
Когда вышли из лифта, шеф приостановился, ориентируясь, куда идти. Олег глянул в огромное окно. Внизу расстилалась прекрасная панорама побережья с лениво накатывающимися вытянутыми хребтами пенных волн. Люди черными мелкими букашками замерли на пляже.
- Олег!
Он увидел удаляющуюся крупными шагами фигуру шефа и припустился вслед. Пол коридора был устлан мягким толстым ковром, совершенно глушившим звуки шагов. Стены отделаны темным дубом, вокруг показная дороговизна и роскошь.
Коридор сделал поворот. Шеф остановился и быстро прижал палец к губам, тронув Олега за плечо. Оглянувшись, он подошел к ближайшему номеру и прислушался, наклонив голову к самой двери. Олег тоже автоматически осмотрелся. Почувствовал, что вспотели ладони рук.
- Послушай! - вдруг жарко зашептал Константин в самое ухо. - Я не могу тебе этого приказать, но хочу просить по дружбе об одном одолжении. Понимаешь, полгода назад один приятель одолжил у меня крупную сумму: сказал - на машину не хватает. Я дал. Но с тех пор он пропал, как в воду канул. Понимаешь?
Он в упор смотрел прямо в глаза Олегу, его зрачки то расширялись, то сужались. Олег кивнул, сглотнув возникший комок в горле.
- А сегодня я его увидел здесь, в гостинице. Боюсь, что другого случая вернуть свои деньги у меня не будет.
- А много денег?
- Пять тысяч...
- Конечно, - Олег снова кивнул. - Надо потребовать, пусть вернет. Что надо делать?
- Важно, чтобы он не сбежал от нас, - то ли отвечая на вопрос, то ли раздумывая о чем-то другом, сказал Константин. - Я знаю, что у него сейчас есть деньги.
"В игре наверняка что-то не так..."- вспомнились Олегу слова из той песни "Аквариума", что он слышал в клубе института.
Константин быстро вытащил что-то из пакета, наклонился над дверью. "Странно, вроде свой ключ? - отметил мысленно Олег. Шеф выпрямился, обернулся:
- Пошли! - И отворил дверь.
Они попали в шикарный холл. В углу поблескивал экран большого телевизора, стоял холодильник в деревянном корпусе, сервант с хрусталем.
Константин рывком втащил в номер зазевавшегося Олега и осторожно прикрыл дверь. После запер ее тем же ключом и прокрался к следующей двери. Медленно отворив ее, он движением головы подозвал Олега.
На широкой постели спал человек. Среди белых простыней и подушек выделялись загорелая рука, лицо с курчавой бородой и коротко стриженными волосами.
Видимо, они вошли не так уж тихо. Лежавший вдруг широко открыл глаза и рывком откинул одеяло, обнажая мощный коричневый торс. Еще мгновение, и мужчина сел, недобро повернулся к ним.
- Зачем ты пришел? - он посмотрел на Константина, после глаза его ощупали худощавую фигуру Олега.
- А то ты не в курсе, -с коротким и каким-то незнакомым смешком откликнулся шеф. - Доставай бабки!
- Ах, ба-а-абки? - удивленно протянул бородач. - Бабки будут в Москве.
Он сидел перед ними в одних плавках: пышущий здоровьем, ростом метр восемьдесят пять, как минимум, покатые плечи атлета, резко выступающие грудные мышцы.
- Ну, будет тебе шутить-то, - с едва заметной угрозой сказал Константин, продолжая стоять в напряженной позе. - Все деньги у тебя здесь, я же знаю! И кому ты план сдал, я тоже в курсе.
- Денег нет! - отрезал вдруг резким жестким тоном незнакомец. - Проваливайте, ребята. Я же сказал - расчет в Москве. Там и разберемся, кто в какую игру играет.
- Разбираться мы будем здесь и немедленно! - неожиданно заорал Константин.
Олег ошарашено отметил, что не видел еще шефа в таком состоянии никогда. Он ничего не понимал и чувствовал себя полным идиотом.
- Ах, вот как? - изумился бородач, медленно поднимаясь с постели и расправляя саженные плечи. - А ну, выметайся отсюда вместе со своим сопляком!
Олег напрягся, предчувствуя поединок.
- Волнуется, - обернулся к Олегу Константин. - Значит, деньги точно где-то здесь спрятаны. Так что мы возьмем то, что нам причитается...
В это время бородач быстро сделал странный скользящий шаг в сторону шефа. Олег видел, как молниеносно мелькнула его рука. Раздался звучный шлепок, голова шефа неестественно откинулась и он повалился назад, на соседнюю кровать.
По манере работы Олег сообразил, что перед ним боксер. "Полутяж", - пронеслось в голове.
Олег резко оглянулся, оценивая позицию. Не оставалось сомнения, что теперь незнакомец примется за него. В спальне было тесно, работа ногами будет затруднена. Надо его выманить в холл...
Внезапно вспомнив, что Константин ему не дал времени снять "бананы", он возблагодарил судьбу. В узких джинсах ноги оказались бы слишком скованными.
Атлет остановился и, прищурившись, изучающе рассматривал Олега.
- Забирай своего засранца и катись, - вдруг с неприкрытой злобой сказал он.
Олег даже не отреагировал. Противник нокаутировал шефа, а он был обязан его защищать!
Незнакомец оказался выше его почти на целую голову. Он сверху удивленно и настороженно рассматривал Олега. Но, уверенный в собственном превосходстве, наконец решился и пошел вперед. Олег попятился из спальни. В глазах бородача зажглись злорадные огоньки. Он счел это доказательством нерешительности, страха и последовал за Олегом.
Он отходил медленно и осторожно, зорко следя за каждым движением этого бугая. А тот вдруг резко рванулся вперед. Олег снова подметил этот скользящий шаг и резко ударил ребром стопы в колено нападавшего. Но реакция у бородача была отменной. Удар лишь скользнул, едва задевая ногу. Тот даже не поморщился. В то же мгновение перед глазами Олега с пушечной силой и скоростью мелькнули здоровенные кулаки. Но, к счастью, до носа противник не дотянулся. Олег увернулся от удара. У него от нехорошего предчувствия внизу живота появился холодок.
Выскользнув в низкой стойке из спальни, Олег замер на середине холла, ожидая нового нападения. Он абсолютно не чувствовал превосходства над противником ни в реакции, ни, тем более, в силе. Оставалось уповать на ноги: эти удары - слабое место в обороне боксеров.
После первой безрезультатной атаки бородач, уже не скрываясь, стоял в боксерской стойке, прижав подбородок к плечу и подняв руки. Понял, что перед ним не новичок.
Олег ждал. В борьбе с сильным противником первый шаг - шаг к поражению. Он тоже встал в стойку.
У бородача теперь за спиной находился шеф. У него был повод торопиться, и он пошел вперед. Неестественно легкий для его габаритов, скользящий нырок вперед, и вот он уже рядом. В то же мгновение мощный тсимиан сотряс его, но удар пришелся частично в плечо и локоть. Бородач все же выстоял. Поймать и захватить ногу Олега он не успел - высокий реверс не дал ему такой возможности. Тут же бросившись со своими пушечными ядрами-кулаками вперед, он встретил прямой, как пика, уширо ногой в грудь. Бородач на мгновение замер и тут же в странной скользящей пляске упорхнул влево.
Он был непробиваем! Железный пресс!
Но и теперь, видя, как противник с чуть замутившимися глазами кружит вокруг, приходя в себя, Олег снова не решился нападать. Выжидать, выжидать до конца!
В спальне глухо застонал Константин. Эти звуки подстегнули боксера, он снова сокрушающим метеором ринулся на Олега, издали начав плести убийственное кружево молниеносных трюков и обманных ударов. На этот раз Олег подпустил его на рискованно близкое расстояние и внезапно сел в змеиную стойку. Развернувшись пропеллером, Олег подсек опорную ногу противника. Но до того как бородач коснулся пола, он получил еще тсимиан в паховую область и сдвоенный пин-кун в грудь и голову. В то же мгновение Олег почувствовал, как резкая ослепительная боль ожгла левую скулу и плечо; падая, бородач все же два раза достал его.
Послышался сдавленный крик. Выпрямившись, Олег увидел, что боксер корчится перед ним на полу. Но,
невзирая на чудовищную боль, противник все же поднялся и, качаясь, попытался снова ударить. На этот раз, даже не подключая ног, Олег блокировал три слабых замедленных удара и рукой змеи ткнул во впадину горла между ключицами.
Бородач выкатил покрасневшие глаза, несколько раз судорожно попытался глотнуть. Ему словно не хватало воздуха. Мелко задрожав всем телом, он рухнул на пол, ударившись затылком о ковер.
Сдерживая противный трепет во всем теле, Олег отер пот с лица. В дверях спальни он заметил фигуру шефа. Тот держал рукой челюсть и не отрываясь смотрел на поверженного противника.
- Ты... не убил его? - жалким тонким голосом спросил он.
Чудовищное подозрение бросило Олега вперед. Присев над бородачом, он убедился, что тот прерывисто дышит. Глаза закрыты. Руки безвольно раскинуты.
- Нет, - сказал он, не узнавая своего голоса, и повторил, словно убеждая самого себя: - Нет, нет...
- Фу! - коротко бросил своим обычным тоном Константин и скрылся в спальне. - Вот и отлично. Ну, ты молодец! Я, честно говоря, опасался, что дело не выгорит. Он же все-таки профессиональный боксер в прошлом!
Так что ж ты меня раньше не предупредил! -хотел крикнуть Олег, но слова застряли в горле. Он опустошенно спустился в кресло.
Шеф вернулся с мотком капроновой веревки. Быстро и умело связав бородатого, он подхватил его под мышки и отволок в спальню. Закрылась дверь. По звукам Олег понял, что там роются в шкафу и столе. Вернувшись в холл, шеф методично перерыл одежду на вешалке и в сумке у зеркала. Выражение его лица становилось все более мрачным. Он то и дело поглядывал на часы, хотя с момента их появления здесь прошло не более пятнадцати минут.
- Ах, паскуда, - вдруг выругался он. - Крепко запрятал!
Олег с тупым недоумением следил за действиями шефа, медленно отходя после поединка и пытаясь понять, что все это значит.
Константин снова скрылся в спальне. Через некоторое время оттуда раздался сдавленный приглушенный крик и настойчивый, невнятный голос шефа.
Вдруг в спальне очень громко зазвонил телефон.
"Это похоже на грабеж, -стучало в висках Олега, но он тут же осадил себя. - Какой грабеж?! Константин- физик-теоретик, крупный ученый..."
Терзаемый диким подозрением, Олег поднялся и рывком отворил дверь спальни. Матрасы, подушки и одеяла с обеих кроватей валялись на полу скомканной грудой. В нос бросился слащавый, приторный запах паленого мяса. Бородач лежал на спине, крепко связанный.
- Уходи! - прикрикнул, обернувшись к нему, шеф. Он склонился над распоротым матрасом. Рядом на ковре горкой лежали тугие пачки денег, перевязанные бумажными лентами.
- Зачем ты пришел? - злобно крикнул Константин. - Уходи!
Рядом с ним валялся паяльник, жало которого было вымазано в крови.
Олег вдруг почувствовал нестерпимую дурноту. Несколько раз челночно дернулся желудок. Олег крепко зажмурился, словно желая навсегда забыть виденное, и бросился в ванную, с трудом сдерживая рвоту.

2

Частый мелкий дождик зарядил с самого утра. Его полосатую капель хорошо было видно на фоне соседнего желтовато-серого корпуса библиотеки. Даже смотреть было зябко. Капли быстро ложились на стекло и тут же смазывались, складываясь в ручейки и стекая вниз. Весь мир вокруг был серым и размытым - погодка под стать настроению.
Шел одиннадцатый час утра. Первая четверка отважных уже час как заняла столы в аудитории, где шел экзамен по истории зарубежной журналистики. Олег забил очередь и отошел к окну, рассеянно листая конспекты.
- Привет, Бес! - возникший неожиданно Бегемот огрел его по плечу пятерней. - Что, пришло время расплаты? Брось читать - перед смертью не надышишься.
Стоящий рядом Жигарев обернулся к Бегемоту и коротким движением поправил свои очки.
- Салют! К выносу тела ты опоздал.
- Что? -встрепенулся Бегемот. - Что такое?
- Моргунов схлопотал банан, - тут же приблизился к ним хмурый и заспанный Мокроусов. - Представляешь? Пошел первым без подготовки.
Возникло напряженное молчание. Все знали, что у Моргунова были лучшие на курсе конспекты и что эту сессию он пока шел на отлично, экстерном сдав два экзамена.
- Та-ак, понятно, - Бегемот скорчил физиономию, достав верхней губой до носа. - Сама, что ли, принимает?
- Лично, - подтвердил его догадку Мокроусов, - и ни одного ассистента.
Серые глазки Бегемота забегали тревожно.
- А что со шпорами?
- Моргунов сказал, что бесполезно. У нашей истерички сам знаешь: глаз - алмаз!
- Черт! - тихо выругался Бегемот, достал учебник и стал его лихорадочно листать. - Короче, перед нашей славной компанией развернулась гордая перспектива угодить в общую братскую могилу? Куда он сам делся-то, а?
- Ушел. Ему теперь надо готовиться к пересдаче, - Мокроусов недобро усмехнулся. - Как, видно, и всем нам.
- Какой ему попался билет?
- Тринадцатый.
- И пошел без подготовки? Гигант! Я бы даже сказал - колосс!
Последние слова нагнали новую волну тоски на Олега. По сравнению с Моргуновым, у которого списывал конспекты по большинству предметов, он не знал ничего. Оставалось только покорно дожидаться своей горькой участи. Перед Олегом пронеслось, словно мутная тень, воспоминание о минувшей бессонной ночи. Господи, но что можно выучить только за одну ночь? Он, конечно, ориентируется в материалах процентов на сорок. Но это же мизер!
"Что теперь делать, сэнсэй? - задумался Олег. - Один экзамен ты уже завалил, сегодня будет второй. А за тобой еще хвост: два несданных зачета. Эту сессию тебе точно не пройти!.."
Олег оборвал этот внутренний диалог, открыл глаза и оглянулся. Ребята стояли тесными группками, перебирали билеты, обсуждали каверзные вопросы. Человек пять склонились в странных позах перед дверью в аудитории. Через маленькие щели они следили за развитием событий на экзамене.
Паркет под ногами был неописуемо стар, бесчисленные поколения студентов протерли его башмаками. Некоторые паркетины свободно ходили в своем гнезде, они были неровны, источены временем и коварно занозисты. "Наверное, - подумал Олег, - сам Ломоносов ступал еще по этому полу!"
Из злосчастной аудитории вынесло следующего искателя приключений. По короткому жесту стало ясно - трояк. Его тут же облепили однокурсники, выспрашивая новости о настроении преподавателя, о ситуации со шпаргалками, о дополнительных вопросах. Мокроусов, театрально перекрестившись, скрылся за дверьми. Следующим должен был идти Жигарев, после него очередь Олега.
- Ну что, - Бегемот подмигнул ему, не выпуская учебника из рук, - проводишь медитацию перед началом поединка?
Олег криво усмехнулся, он отлично понимал Бегемота. Фамилия Бестужев уже стала одиозной на факультете. Два выговора за семестр, одна беседа с деканом, куча неоправданных пропусков, длительная борьба за допуск к экзаменационной сессии. Он висел в университете на волоске. Сессию нужно было сдать во что бы то ни стало!
Но в то же время Олег чувствовал себя довольно спокойно. Может быть Бегемот и прав с медитацией. Последние события резко закрутившейся жизни так издергали его, что он перестал реагировать на мелочи.
- По тебе не скажешь, что ты мало готовился, - сказал стоявший рядом Жигарев, проверяя укладку шпаргалок по карманам. - Правильно делаешь, держаться надо уверенно и с достоинством, даже получая банан.
Олег снова усмехнулся.
- Жаль только, что одного внешнего вида недостаточно, приходится еще и рот открывать, доказывая, что все знаешь, - тут же отозвался Бегемот. - А то как бы хорошо: входишь этак солидно, с железобетонной мордой - пять баллов! Или, к примеру: нет, товарищ, что-то у вас сегодня вид недостаточно уверенный, наверное, плохо учили. Никак не могу поставить выше тройки!
Кто-то рядом загоготал.
Олег заметил, как вдалеке, в перспективе высокого сводчатого коридора появились силуэты двух студенток. Фигурки у них были стройные, и он не без удовольствия смотрел на них.
Жигарев оставил свой портфель на попечение Бегемота, совершенно зарывшегося в учебник, и встал перед дверью. На его лице теперь было видно одно бесконечно напряженное ожидание.
Девушки подошли поближе. Одна из них, со светлыми распущенными волосами и высокой грудью, вдруг показалась ему знакомой. Но она была явно не с их курса.
Студентки уловили его пристальный взгляд и приняли насмешливо-кокетливый вид. Открытое лицо, загорелые руки, плавно изогнутые линии бровей... Где он мог ее видеть?
Поравнявшись с ним, девушка чуть улыбнулась и, незаметно для остальных, заговорщически кивнула, Олега словно пронзило током. Он вдруг вспомнил ее, вспомнил, как любовался ее точеной фигуркой на пляже каких-нибудь шесть-семь дней назад. Понял, откуда у нее этот ранний загар - тот же загар, что и у него!
Олег не тронулся с места. Лишь провожал глазами это прелестное видение. Не шевельнулся и тогда, когда студентка, обернувшись, многозначительно посмотрела на него. Воспоминания о Сочи вызывали в нем теперь раздражение и почти панику. Он крепко сцепил зубы, отвернулся.
Прямо по коридору в его сторону шла куратор курса Кустова. Она смотрела на него: смываться уже поздно. Олег с каким-то отрешенным состоянием смотрел на ее лицо, выражавшее презрение и негодование одновременно. Еще бы - самый нерадивый студент из всех групп курса! Ребята вокруг заинтересованно расступились.
- Бестужев! - Какой у нее холодный голос, безразлично отметил он. - Мне нужно с вами поговорить. Ее ледяные светлые глаза смотрели в упор.
- У меня экзамен, - сказал он и поразился тому спокойствию, что прозвучало в его тоне.
- Когда освободитесь, зайдите ко мне. Легко постукивая маленькими каблучками, она удалилась.
- Между прочим, она тебя вчера разыскивала, - тихо процедил Бегемот.
Дверь экзаменационной аудитории отворилась, оттуда показался красный как рак Мокроусов. Жигарев, махнув рукой, зашел внутрь. Бегемот бросился к Мокроусову вместе с остальными ребятами. Олег снова отвернулся к окну, чувствуя, как накапливается напряжение где-то в области солнечного сплетения.
На дворе, почти перед самым окном, листья тополиной ветки равномерно раскачивались от ударов дождевых капель, и тут же роняли влагу на мокрый скользкий асфальт. Было видно, как по дорожке медленно бредет ссутулившийся Моргунов в синем плаще.

3

- И сейчас про пистолет - это тоже ложь, - Олег говорил зло и отчаянно. - У вас там "ТТ", а его сняли с производства тридцать лет назад. Такие уже не выдают.
"Шеф" присел на подлокотник кресла и криво усмехнулся. Его фигура была темным пятном на просвечивающем фоне тюлевой занавески, потому уловить выражение лица было трудно, почти невозможно.
- Это почему же мне надо перед тобой отчитываться? - насмешливо спросил он.
"Преступник, - мучительно подумал Олег, - уголовник, лжец! Как ловко он заставил меня работать на себя, сволочь!"
- Вот что, Олег, - снова заговорил Константин. Голос его был по-прежнему сух и деловит. - Не бери в голову ничего лишнего. Твое дело - обеспечивать мою безопасность, и больше ничего. Всем остальным занимаюсь только я!
Но, в отличие от старых времен, в интонациях "шефа" явственно проступали металлические нотки приказа. Он пристально смотрел на реакцию Олега, ловя малейшие оттенки настроений на его лице. Олегу вдруг нестерпимо захотелось сделать легкий выпад в скользящую стойку змеи и сбить ударом эту скотину на пол.
Но вместо этого он только закрыл глаза и тряхнул головой.
- Тебе не стоило заходить в спальню тогда, в Сочи, - продолжал Константин, удовлетворенный, кажется, реакцией своего телохранителя. - И впредь постарайся выполнять мои распоряжения более точно.
- Что вы там с ним делали?
- Тебя не касается, -"шеф" по-своему истолковал волнение Олега. - Можешь не дергаться. Этот на нас не пойдет стучать на Петровку. И запомни: он пытался присвоить деньги, которые ему не принадлежали.
- Плевать мне на эти деньги! - сорвался на крик Олег.
- Что? Что ты сказал? Плевать? - подался вперед Константин. - Скажите, пожалуйста, ему вдруг стало плевать на деньги. А давно ли это произошло? Может быть, с тех пор, как ты у меня накупил себе шмоток по смехотворной цене, или тогда, когда смог водить на удивительно частые премии свою девку в самые дорогие рестораны? Зажрался, щенок!
Олег вспыхнул и сделал шаг вперед.
- Спокойно! - угрожающе предупредил "шеф". - Ты сам знаешь, что со мной надо держать себя в руках!
Олег замер, стиснув кулаки до боли.
- Вот так-то. И запомни, мальчик, что отныне мы с тобой крепко повязаны. Очень крепко!
Олег удивленно вскинул на него глаза: "Что он имеет в виду?"
- Посмотрите, ну прямо христосик, невинный младенец, - рассмеялся Константин. - Лучше вспомни свои героические подвиги в сортире той забегаловки, откуда я тебя вытащил в январе. Ты, наверное, забыл, так я напомню, - улыбка слетела с его лица, которое сразу сделалось жестким. - На твоем счету два сломанных ребра, перелом ключицы, сотрясение мозга, отбитые почки... Короче, трое из пяти оказались надолго прикованными к больничным койкам. Дальше? Интересно? Пожалуйста! Может быть, помнишь случай в подъезде моего дома? Двое мужчин с газовым баллончиком, припоминаешь? К твоему послужному списку прибавляются раздробленный локоть и еще одно сотрясение мозга. Продолжать?
- Откуда... это известно? - Олег застыл от удивления и почему-то вдруг нахлынувшего страха.
- Анкет на тебя много. И опознать им тебя - одно удовольствие.
- Врешь!
- Если рассматривать эту научную проблему с точки зрения уголовного кодекса, то к тебе применима статья сто восьмая о нанесении тяжких телесных повреждений, - язвительно отозвался "шеф". - К этому прибавится еще твоя подписка о неприменении своих обширных познаний в кунг-фу. В общей сложности, думаю, никак не меньше десятки.
- Какой десятки? - прошептал Олег.
- Десяти лет! - злорадно рявкнул "шеф". - Особо строгого режима!
Олег не верил своим ушам, пристально всматриваясь в Константина. Почему-то раньше такие мысли не приходили ему в голову. Он ведь в самом деле всякий раз дрался не по своему желанию?!
"Шеф" закурил, все еще продолжая с усмешкой посматривать на него. После подошел к столу, достал и положил на него знакомый дипломат. Открыл его рывком. Там, уложенные ровными рядками, лежали пачки. "Шеф", не глядя, нащупал и бросил перед Олегом тугую пачку, потом еще и еще.
- В общем, так, - сказал он деловым тоном. - Я думаю, прения окончены. Здесь пять тысяч. Это тебе за хорошую работу, а также в расчете на будущие заслуги. Работать у меня будешь пока по прежнему режиму. И вообще, давай считать, что никакого конфликта между нами не было.
На его лице засветилась неуместно-добрая улыбка. Олег чуть не вскрикнул - при таком боковом освещении Константин вдруг снова стал немыслимо похож на отца, и улыбка такая же, и поворот головы...
Не выдержав этой кощунственной параллели и повинуясь молниеносному порыву, Олег сделал короткий шаг вперед, развернулся на левой ноге, ударил ребром правой стопы в грудь Константина. Удар был не очень сильным - "шеф" лишь немного отлетел назад, разбив спиной высокую горку. Послышался звон падающего и бьющегося хрусталя. Лицо "шефа" неузнаваемо исказилось, он наконец перестал так походить на отца, в глазах отразился смертельный испуг.
- Запомни, тварь, - Олег не узнавал своего шипящего голоса. - Я на тебя работать не собираюсь!
- Ты об этом пожалеешь, - прохрипел тот, потирая окровавленную руку.
- Не вздумай звонить, искать меня или натравить кого-нибудь. Я тебя по стенке размажу!
- Завязать решил? - со сдерживаемой ненавистью протянул Константин. - Сопляк, баба, сосунок, белоручка... Не долго тебе жить!
- Уж подольше, чем тебе! - Он замахнулся; и "шеф" тут же испуганно отпрыгнул в сторону. Отвернувшись, Олег быстро вышел из комнаты.
- Имей в виду, если дернешься в уголовку, тебе же семнадцатую за соучастие пришьют, кроме твоей коронной сто восьмой... - крикнул вдогонку Константин.
Олег сдернул с вешалки в прихожей плащ и выскочил из квартиры.

4

Таксист вел машину небрежно, одной рукой слегка придерживая руль. Его полное морщинистое лицо было снизу окрашено зелеными бликами от огоньков с приборной панели, словно он был актером из фильма ужасов. Мерно тикал механизм счетчика, в его окошечке сухо перескакивали цифры.
Был уже вечер. "Наверное, программа "Время" уже закончилась", - вяло подумал Олег.
Время пролетело незаметно. Путаным туманным маревом вспоминалась длинная прогулка по Тверскому бульвару, улицам Горького и Арбату. И всюду люди, люди, люди... Тысячи мужчин и женщин. Улыбающиеся и обиженные, беззаботные и торопящиеся, красивые и уродливые - целый город. Целый мир такой знакомой, а теперь такой чужой жизни... Он ходил между ними, смотрел на их лица, заглядывая в смеющиеся глаза, и искал, чем же они отличаются от него? Почему это произошло именно с ним, а не с кем-нибудь из них?
А они и не знали, что среди них ходит он, будущий уголовник, бандит, зэк. Он чувствовал себя чужеродным среди них, как будто был шпионом или инопланетянином, замаскированным и до времени не узнанным.
"Но я же не хотел этого! - хотелось закричать ему, и он глушил крик в груди. - Я же старался делать как лучше!"
Перед ним висело неотступное, как призрак, ухмыляющееся лицо Константина. Оно бросало отвратительный отсвет на все, что Олег видел.
Он чувствовал себя одиноким в этом мире беззаботных и счастливых людей. Высокие самоуверенные парни, ослепительные девчонки, теплый майский вечер, яркие призывные огни ресторанов и баров, музыка - все это отдалилось куда-то.
Внезапно вспомнилось отчужденно-холодное, презрительное лицо Кустовой.
- Заходите, Бестужев. Закройте за собой дверь. Садитесь. Я хочу вам сообщить, что всякому терпению приходит конец. Мне поручено подготовить ваши документы к деканатской комиссии. Скорее всего, вы будете отчислены после окончания сессии. Кстати, чем закончился для вас сегодняшний экзамен?
- Неуд...
- Ничего удивительного. Я много раз уже предупреждала вас, что мы не собираемся насильно заставлять студентов учиться. Хотите иметь профессию - учитесь, не хотите...
Потом он зашел в бар "Валдай", где на втором этаже нашлось свободное место. Заказал коктейль "Шампань-коблер", надеясь сбросить, сбить напряжение. Но коктейль не помог. Пульс все так же назойливо-часто бился в висках. Наверное, падало давление, потому что он начал чувствовать нарастающую головную боль. Вокруг было много молодежи, и Олег вдруг невольно вспомнил о Маринке. Нестерпимо остро захотелось тотчас видеть ее, ему стоило большого труда сдержаться и тут же не броситься искать такси.
На улице веял легкий ветерок, и стало немного легче. Олег отыскал свободный телефон, набрал номер.
Длинные гудки. Как долго не берут трубку!
- Да-а? - уплывающим вверх тоном. Как у них с матерью похожи интонации.
- Простите, можно Марину?
- Это ты, Олег? - она уже узнала его.
- Да...
- Мариночка только что звонила, она вот-вот должна вернуться. Перезвони минут через пятнадцать.
- Хорошо, - буркнул он, вешая трубку. Немного постояв в раздумье, Олег снова опустил монету и набрал номер Торшина.
- Да? - у того сегодня был очень бодрый голос.
- Привет, Слав, - он постарался тоже придать своему голосу жизнерадостные нотки. - Ты сегодня уже отработал?
- Ага. А в чем дело, Олег?
- Да поговорить бы надо.
- Голос у тебя что-то грустный. Выкладывай быстро, что стряслось?
- Да так, ничего особенного, - усмехнулся Олег. - Придешь - расскажу. Зашел бы ты сегодня ко мне.
- Запросто. Хоть сейчас.
- Я буду дома, наверное, через полчаса. В крайнем случае, перезвоню.
- Отлично, считай, что договорились.
После разговора с Торшиным на душе немного полегчало, хотя Олег еще не решил, будет ли рассказывать Славке всю подноготную. Поймать такси на Калининском проспекте оказалось делом не простым. Но ему повезло, и скоро он уже катил в направлении проспекта Мира.
- Куда именно? - зеленоликий шофер снова повернулся к нему, вскинув свои кустистые короткие брови.
- На Гиляровского. Вон там надо развернуться и в тот переулок свернуть...
- Знаю... - пренебрежительно отмахнулся таксист, когда ему стали детально указывать дорогу.
"А вот того, что везешь бандита, наверняка не знаешь!"- вдруг со злостью подумал Олег.
Около дома Маринки он быстро расплатился и вылез. Улица Гиляровского была плохо освещена и безлюдна. Проходя во двор, он вспомнил, как прикатил сюда вместе с Константином, выслушал его заманчивое "предложение". Со сложным чувством раскаяния и надежды Олег подумал, что не видел Маринку с самого отъезда в Сочи, что даже не предупредил тогда ее о своем исчезновении. А после начались экзамены. Они даже не созвонились ни разу.
"Если меня ждет суд и тюрьма, - промелькнуло вдруг в голове, - я ее теперь долго не увижу".
Он рассердился на себя за эти мысли, но желание видеть Маринку от этого стало еще сильнее. Как будто она обладала неким спасительным средством, эликсиром избавления от всех забот.
Над подъездом сиротливо висела тусклая лампочка, бросавшая скудный круг света на асфальт. Олег дернул на себя дверь и прошел внутрь. Этот подъезд он уже вызубрил наизусть. Источенный и потемневший мрамор плит пола, стертые ступени, железные кованые перила. Он быстро промахнул пролет на едином дыхании и вдруг замер, как пораженный.
Перед ним, обнявшись, застыли в поцелуе у окошка парень и девушка. Даже в полумраке лестничной клетки
Олег легко узнал эти черные блестящие волосы. Словно очнувшись, Маринка вдруг резко оглянулась, ахнула и оттолкнулась от парня. На лице того застыло удивленное выражение.
- Олег! - громко и тонко разнеслось по подъезду. - Олег, погоди, я все тебе объясню-у-у!..
Но он уже сбегал вниз, перемахивая через три ступени...

5

Всю дорогу до дома он бежал, тут было не больше двух трамвайных остановок. И очень пожалел, что дистанция такая короткая. Он хотел, чтобы напряжение было длинным и изматывающим, чтобы напряжение мышц вытеснило, выгнало из него отупляющие чувства тоски и одиночества, провала...
С сожалением вспомнились тренировки, когда он мог вместе с усталостью и потом выжать из себя лишние мысли. Куда ушли те времена?
Через проспект Мира он сиганул на одном вздохе, проскакивая перед самым капотом тормозящих автомашин. Тут же, мимо сетки старого Ботанического сада, свернул в Грохольский переулок. Постовые в своих кабинках перед посольствами подозрительно провожали его взглядами. Был час выгула собак, несколько мелких шавок припустились за ним с громким тявканьем, но скоро вернулись к своим хозяевам. Мимо с надрывной сиреной пронеслась карета реанимации и на скорости свернула к громаде клиники Склифософского.
Олег не мог ни о чем думать, как бы боялся прикоснуться к самому себе. Он был, казалось, переполнен до краев опустошающим пламенем. Осталась только наружная оболочка, тонкая, как радужные стеночки мыльного пузыря. Мгновение - и она может прорваться!
Но зачем он так торопился домой? К устоявшемуся и привычному бабушкиному уюту? К своему любимому защитному креслу детства? К волшебной шелковой картинке с золотыми рыбками? Олег не мог сейчас дать себе отчет. Просто это оставалось единственной целью впереди. Других больше не было.
И, как заевшая пластинка, в мозгу несообразно мягко и плавно кружились чьи-то недавно слышанные слова:

Но из моря информации, в котором мы тонем,
Единственный выход - это саморазрушение...
Мы до сих пор поем,
Но нам уже недолго ждать!

"Странная песня, - думал он, - где я мог ее слышать? Саморазрушение..."
Дворами мимо детской площадки и спортивного поля он пробежал к дому. Было уже совсем темно, и кошки беззвучными тенями выскальзывали из-под ног.
Только подбежав к подъезду, он почувствовал, что устал. Возникло спасительное предвкушение, как он встанет под ледяной душ, как растянется на хрустящей белой простыне...
Знакомая до мелочей дверь, измазанная прошлым летом масляной краской. Вытертая ручка.
Войдя в свой подъезд, он по старой привычке автоматически подошел к почтовому блоку, пошарив ключ в кармане.
В его ящичке сиротливо белел маленький прямоугольный листок. В глазах все расплывалось, он никак не мог прочесть, что же там написано. Черные жирные буквы, наконец, с трудом сложились в слово "повестка", а сверху толстым красным карандашом было неровно надписано:
"Вторично!"
Олег непонимающе смотрел на листок, и в этот момент ему показалось, что он слышит какие-то звуки позади. Резко обернувшись, он даже не успел толком сообразить, только рука автоматически дернулась на отбив.
Обожгла острая боль. Еще одна тень мелькнула справа, блеснул второй нож. Продолжая держать первого противника, Олег лягнул другого из неудобного положения, почувствовал, как по икре полоснуло отточенное лезвие. Тот отлетел к противоположной стене, но тут же поднялся.
Крепко держа первого здоровенного мужика поврежденной левой рукой, он дважды пин-кунами правой ударил его в киль и под ребра. Почувствовав, что тело обмякло, отшвырнул его.
Боли он почти не чувствовал, но рука и нога почему-то слушались плохо. Штанина и рукав намокли и стали теплыми. Олег отрешенно сообразил, что если не отключить обоих сразу, то скоро лишится сознания от потери крови.
Снова в воздухе мелькнул нож, Олег отразил удар сдвоенным блоком в стиле ба-гуа, не надеясь уже на одну руку, и, поймав чужое запястье, заломил его с разворотом бандиту за спину. Но в это время почувствовал, как его резко дернули за ногу. Подъезд перевернулся. Падая, он заметил, что поднялся первый, и вдруг узнал в нем своего сменщика Глеба. Мелькнула его нога. Здоровой правой Олег сумел ударом увести ее в сторону и с захватом богомола дернул резко на себя и вправо. Глеб звучно шлепнулся со зверским выражением на лице.
Быстро перевернувшись со спины в низкую стойку, Олег подождал, пока второй бандит бросится на него, ушел с линии атаки, пропуская эту темную тушу мимо себя, подсек опорную ногу и тут же послал уракен* в показавшийся затылок. Противник упал, больше не предпринимая попыток подняться.
Закусив от напряжения губу, Олег развернулся к Глебу. Левая рука и нога не чувствовались. Глеб уже поднялся и медленно приближался к Олегу со скверной ухмылкой на больших пухлых губах. В каждой его руке было по ножу. Невыразительные тупые глазки застыли в зверином прищуре.
Когда "напарник" кинулся на него, Олег провел два липких блока богомола, но левая отказала, непозволительно медленно дернувшись на отбив. Глеб довольно легко преодолел ее сопротивление. И тогда, резко развернувшись, Олег со всей оставшейся силой локтем двинул его в челюсть. Послышался странный сухой хруст и в то же мгновение что-то ослепительно холодное пронзило его сквозь ребра. Замерев с открытым ртом, он все же нашел в себе силы всадить ребро стопы в низ корпуса противника. Глеб отлетел, выдернув нож из раны, и, упав на пол, еще несколько метров проехал по кафелю.
Олег почувствовал страшную дурноту и слабость. Руки, словно плети, висели по бокам.
Он осторожно сделал один шаг и замер. Годами тренированное чувство равновесия уберегло его от падения. Еще шаг, еще...
Когда он добрался до ближайшей двери, в глазах уже плавали оранжево-красные разводы. Губы спеклись, в горле пересохло. Теряя остатки сознания, Олег ухватился за дверную ручку, потом нажал на звонок. В ночной тишине раздалась на удивление громкая трель. Олег не отпускал пальца с кнопки. Еще через мгновение, потеряв контроль над собой, он сполз по двери вниз, оставляя на дермантине обивки размазанные темные полосы.
"Вот и конец..." - Олег увидел, как мелькнула золотистой спинкой рыбка. Она блеснула коротко, как нож, и потерялась в мутной глубине.
Стало тихо-тихо и боль отступила...

--------------------------------------------------
* Уракен - удар обратной стороны кулака (япон.).

 



Продолжение романа в книге "Призраки в горах" (Москва, "Вече", 2005)

 http://www.labirint-shop.ru/books/76725/

 

Комментарии  

#11 Олег 06.12.2012 09:16
Цитирую Тимур Свиридов:
Олег, у меня осталось несколько книг первого издания. Одну из них я могу передать вам бесплатно. Пишите мне на емейл или в обратной форме связи на сайте.

А в общем обсуждение по книге лучше проводить на форуме
http://timsviridov.ru/component/kunena/16-prizraki-v-gorakh-bednyj-sensej/29-obsuzhdenie-knigi.html?Itemid=0#29

Тимур, СПАСИБО! Сегодня почтальон принес Вашу книгу с автографом. Жду теперь электронный вариант, обязательно куплю.
Цитировать
#10 Тимур Свиридов 18.07.2012 14:03
Сергей, напишите мне на timsviridov гав-гав яндекс.ру с адресом, я будут отсылать посылки во второй половине августа, пошлю и Вам. Раньше не получится, я в Крыму, работаю над 3-й книгой "Миров".
Цитировать
#9 nikiforov.240276 02.07.2012 00:20
Цитирую Свиридов Тимур:
Да, Сергей, можно

Я очень далеко от Москвы. Но обязуюсь оплатить все почтовые расходы. Как с вами связаться?
Цитировать
#8 Свиридов Тимур 01.07.2012 11:42
Да, Сергей, можно
Цитировать
#7 Никифоров Сергей 29.05.2012 08:57
[quote name="Тимур Свиридов"]Олег, у меня осталось несколько книг первого издания. Одну из них я могу передать вам бесплатно. Пишите мне на емейл или в обратной форме связи на сайте.


Наглость, как известно, не имеет границ, но ведь она же и второе счастье :-* :-* :-* А мне можно один экземпляр старого издания с автографом автора? :P :P :P
Цитировать
#6 Олег 03.05.2012 20:34
Цитирую Тимур Свиридов:
Олег, у меня осталось несколько книг первого издания. Одну из них я могу передать вам бесплатно. Пишите мне на емейл или в обратной форме связи на сайте.

Тимур, вы получили мой e-mail? 11 апреля еще отправил
Цитировать
#5 Тимур Свиридов 10.04.2012 13:54
Олег, у меня осталось несколько книг первого издания. Одну из них я могу передать вам бесплатно. Пишите мне на емейл или в обратной форме связи на сайте.

А в общем обсуждение по книге лучше проводить на форуме
http://timsviridov.ru/component/kunena/16-prizraki-v-gorakh-bednyj-sensej/29-obsuzhdenie-knigi.html?Itemid=0#29
Цитировать
#4 Олег 04.04.2012 18:23
Цитирую Тимур Свиридов:

Да, книга издавалась давно, свободных бумажных копий должно быть осталось немного. Если хотите - у меня еще сохранилось немного.
А по поводу электронной - сейчас буду общаться с Литресом, чтобы выложили у себя.

Хм, а почему бы и нет?! Конечно хотелось в электронном виде, но.. Как можно и сколько нужно оплатить?
Тимур, вы только потом напишите сюда, если книга появится в цифре.
Цитировать
#3 Тимур Свиридов 25.03.2012 12:39
Цитирую Олег:
По ссылке книги уже давно нет. А вот в электронном виде купил бы.
Новый сайт очень даже получился!

Да, книга издавалась давно, свободных бумажных копий должно быть осталось немного. Если хотите - у меня еще сохранилось немного.
А по поводу электронной - сейчас буду общаться с Литресом, чтобы выложили у себя.
Цитировать
#2 Олег 23.03.2012 18:17
По ссылке книги уже давно нет. А вот в электронном виде купил бы.
Новый сайт очень даже получился!
Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить