Бедный Сэнсэй - Глава 5

Автор: Т. Свиридов on . Posted in проза

Содержание материала

 


ГЛАВА ПЯТАЯ


1

Ему снились залы.
Они плавали в голубой холодной дымке, такие близкие в щемящей отчужденности сна. В них все до мелочей знакомо: и разлинованные квадраты на полу, и окна с защитной решеткой, и бесконечные шведские стенки. Залы менялись во сне один за другим - как же много их накопилось в памяти!
Вот он оказывался в маленьком душном помещении с дощатыми крашеными полами и облупившейся краской на стенах. Он - в последнем ряду, какой-то странный угол зрения - все вокруг выше его, наверное, совсем еще был подростком! Впереди белыми пятнами самодельные мешковатые кимоно старших учеников. Где-то вдалеке едва просматривается фигура сэнсэя. Нахлынуло давно, позабытое ощущение: смесь трепета, восторга, поклонения, всего того, чем было переполнено сознание в его тринадцать с неполным лет.
Тут же по ассоциации возникли параллельные образы - напряжение в конце ежедневного бега, когда он, взмокший до нитки, осваивал по десять километров перед школой, зарядки с утяжелениями, отработка до изнеможения скоростных ударов, и многое другое, чем бредил он и еще несколько юнцов-сверстников из той малочисленной группы. Каратэ еще не было в моде. Эту маленькую группку для него разыскал тогда отец... Словно в калейдоскопе, изображение сменилось, возникло совсем другое помещение. Шикарный, огромный
зал. Кажется тот, в спортшколе, где им удалось продержаться три месяца. Одна стена забрана колоссальным зеркалом - изумительная возможность для отработки ударов и свободного боя. В углах тяжелые боксерские мешки - тоже далеко не лишние снаряды, и маленькие подвешенные груши. Но здесь уже он сэмпай, и, выполняя распоряжение сэнсэя группы, заставляет новичков в трехсотый раз проводить приемы, отрабатывая технику их исполнения. Перед ним с десяток совершенно мокрых и выжатых ребят. Но сколько упорства в горящих глазах! Сразу видно, будущие бойцы. У троих уже трясутся от усталости ноги. Но держатся, идея сильнее усталости!
Снова темный провал и уже не залитый солнечным светом зал спортшколы, а какое-то сумрачное помещение с низким потолком возникает перед глазами. Здесь тесно, ребята задевают друг друга ногами, проводить отработку ударов опасно! Когда же это было? Наверное, когда группу выставили из зала математической спецшколы. Боже, как не везло ему с залами после того, как он сдал экзамен на инструктора! Нет зрелища печальнее, чем вид группы без нормального зала...
А вот его последний зал. Максим всегда умел разыскивать прекрасные залы. Высоченный потолок, всегда свежо и прохладно, синеватая яркость люминесцентных ламп, от которой лица малознакомых парней кажутся мертвенно-бледными. В первой линии - чуть рыхловатое рыжеусое лицо с кустистыми бесцветными бровями, прячущими голубоватые точки глаз. Крепкая мускулистая шея с вздувающимися веревками жил. Крепкие сухие запястья из-под рукавов черного кимоно. Сразу же наваливается тревожное чувство, не поймешь, то ли обиды, то ли вины. Лицо неторопливо приближается, как в кинокадрах. Оно как будто хорошо известно, но никак не удается вспомнить, кто же это?
Олег стоит перед рядами одетых в черное и замерших в стойке киба-дачи парней и снова проводит с ними отработку пин-куна с последующим захватом блокирующей руки противника в стиле богомола. Белесое лицо все увеличивается в размерах, его взгляд, обращенный на Олега, приобретает насмешливое и вместе с тем опасное выражение. Олегу неприятно собственное замешательство, он громко считает:
- И! Эр! Сань! Сы!
Лицо начинает ухмыляться какой-то мерзкой улыбкой, полные губы влажно искривляются.
-Тси! Ба! Цзю! Ши!
- Киай! - звенит в ушах вопль тридцати пяти глоток.
...Олег рывком сел на постели. Он опять проснулся от собственного стона. Как тяжело выходить из сна!
Он опустил голову на смятую подушку и провел рукой по лбу. Рука стала мокрой.
Комната заливалась весенним солнцем. За окном вразнобой весело чирикали воробьи. Далеко-далеко у горизонта ворочались сердитые тучи.
Весна!
"Черт бы побрал Обычкова", - тряхнул головой Олег, вспоминая ухмыляющееся лицо. Откинул одеяло и рывком сбросил тело на пол. Остатки сна слетели с него, как шелуха с ореха. Олег почувствовал, что его прямо-таки распирает изнутри избыток сил, организм бурлил ощущением здоровья и молодости.
Минуты хватило на то, чтобы натянуть кимоно и тапочки. Три мягких прыжка - и вот он уже на веранде. Осторожно отодвинул засов, чтобы хозяин не проснулся.
Снаружи было свежо и прохладно. Прямо около дома развесистая черемуха усыпана белоснежными цветами, источавшими чуть приторный медовый аромат. Поодаль цвели молодые вишни. Розовая нежная кипень их цветов полупрозрачной пеленой висела над темными узловатыми ветвями. Воздух звенел от пчел.
Перед домом была метров двадцати в поперечнике площадка, засыпанная кирпичной крошкой. Это обычное место его утренней разминки. Олег не занимался физкультурой. Легкие размахивания руками и ногами не годились для него. Сейчас было самое время для тайцзи-цюань*. С китайскими упражнениями ничто не могло бы сравниться - ни статические позы индусов, ни внутренне пустые европейские комплексы.
Олег встал в изначальную стойку - лицом к северу, пятки вместе, руки вдоль туловища, и приступил к выполнению упражнений первой части комплекса - Земли. Руки медленно вознеслись вверх, словно плавая на поверхности жидкости. Пальцы вытянуты к северу, как листья. Движения рук символизируют движение
---------------------------------------
* Тайцзи-цюань - Высшие основные упражнения - национальный китайский комплекс оздоровительной гимнастики (кит.).

солнца над землей, а также успех, которого добивается чистый помыслами человек.
По преданиям, тайцзи-цюань введен в практику известным китайским врачом Хуа То во втором веке и детально разработан в тринадцатом монахом-отшельником даосистом Шань Сань-Фэном, жившим на горе Вутан. При правильном выполнении комплекс занимал около двадцати минут и был тесно связан с древнекитайской космогонией. Три группы движений символизировали три главные силы - Землю, Человека и Небо, и, согласно учению Лао-Цзы, исполняющий тайцзи-цюань должен пройти три этапа, чтобы достичь "высшей пустоты", необходимой для восприятия всемогучей космической энергии.
Древнекитайский оздоровительный комплекс сочетал в себе лучшие черты йоги и европейского спорта - наряду с разнообразными движениями, дающими нагрузку на все группы мышц и сухожилий, Тайцзи-цюань предполагает также серьезное включение в работу и психики. В идеале исполняющий должен уметь следить за своим как физическим, так и внутренним состоянием.
Прокрутив тайцзи-цюань, Олег минут пятнадцать просидел в цоашане, а потом начал отрабатывать силовые тао дракона и тигра с размашистыми ударами, от которых свистел рассекаемый воздух. Через тридцать минут почувствовав, что ноги все время остаются недогруженными, двадцать пять раз прошелся по полянке в чередующихся низких стойках змеи. Стало тяжело дышать. Пот заливал глаза, и сердце отбивало бешеный ритм.
Чтобы немного передохнуть и расслабиться, Олег остановился и выпрямился. Солнце уже поднялось выше, касалось верхушек деревьев. Оно приятно согревало кожу. Олег закрыл глаза и почувствовал, что от этого тепла размягчаются мышцы лица.
- Привет! - отрывисто раздалось сзади. Олег резко обернулся. На открытой части веранды стоял Константин и махал рукой.
Олег кивнул в ответ.
- Давно?
Олег снова кивнул.
- Сколько времени, знаешь?
- Нет.
- Половина восьмого. Ты так азартно шипел свое "киай", что я тоже проснулся.
Олег поправил сбившееся кимоно и отер пот с лица.
- Хорошие дела - делают с утра.
- Понятно, - Константин стоял в своем длинном восточном халате. Его лицо чуть опухло после сна, однако глаза смотрели по-обычному ясно. - Значит, начнем свой трудовой день. Ты тут еще долго?
- Не очень.
- Имей в виду, что через сорок минут нам выезжать в Москву. У меня неотложные дела.
- Понял, - кивнул Олег.
Константин скрылся в доме, а он все так же стоял без движения, подвластный дремучей силе весны. Природа настойчиво давала знать о себе. Пахло пробуждающейся землей, этот запах был немного тяжеловат и свеж, но он гармонировал с утренним состоянием Олега. На черных проплешинах уже начинала бойко зеленеть юная трава. Где-то под ногами, глубоко внизу угадывалась медленно пробуждающаяся мощь, готовая выплеснуться наружу изобилием форм и буйством летних красок. Олег как бы чувствовал эту силу подошвами ног, ему казалось, что и в него втекают эти животворные таинственные соки земли.
Словно серое пятно вспомнилось лицо Обычкова. Старые зимние проблемы и смятения остались далеко за кормой. После того как Олег окончательно порвал с шинханом и школой, жизнь постепенно выровнялась. Мало-помалу пришло долгожданное спокойствие. Это было схожим с солнечным штилем после сокрушительного и жестокого шторма.
Теперь он не вел группы, зато как много времени оставалось на изучения новых тао. Книги и журналы о каратэ и кунг-фу время от времени приносил Константин. По ним Олег самостоятельно освоил уже два комплекса богомола и один - орла. Иногда шеф доставал еще и кассеты с фильмами о каратэ.
Работа не была утомительной. Только Ба до сих пор осуждающе качала головой, когда он собирался и уходил из дома к Константину. В университете острые углы пока удавалось сглаживать. Только Константин запирался в кабинете, он сразу приступал к изучению основных дисциплин. Так что особых поводов для тревоги не было.
Вернувшись в дом, Олег принял душ и переоделся. Шеф сидел у себя в кабинете, и через приотворен-
ную дверь Олег видел разложенные бумаги на его столе. Даже спиной Константин излучал деловитость и рабочую атмосферу. Над его столом висела маленькая фотография Эйнштейна и листок, покрытый малопонятными частоколами формул. Рядом стояли большие книжные шкафы с непрозрачными дверцами. Олег корректно постучал.
- Как насчет завтрака?
Константин развернулся в кресле. У него был какой-то взъерошенный вид.
- Можно. Только лучше, если что-нибудь попроще.
- Чай? Кофе?
- Да, пожалуй, с утра лучше чай. Мне больше ничего не готовь. Только себе. - И отвернулся к своим бумагам.
Олег притворил дверь, прошел на кухню. Поставив на огонь чайник, включил видео с кассетой недосмотренного боевика. Кося глазом на экран, открыл полку и выбрал из многочисленных разноцветных коробок чая пачку красного жинсенга, выводящего камни из почек. Шефу полагалось почаще его пить. После открыл "Розенлев", достал банку сосисок и два куриных яйца.
Спустя десять минут они сидели за широким обеденным столом. Шеф намазывал себе плавленый сыр на маленькие печеньица, задумчиво глядя в одну точку. Олег не решался нарушать ход его мыслей. С экрана неслись звуки конского топота, изредка хлопки выстрелов.
Константин подлил себе еще чаю, и взгляд его остановился на Олеге. Лицо разгладилось, губы сложились в слабую улыбку.
- А ты прекрасно завариваешь чай. Не первый раз поражаюсь твоему мастерству. Отец учил?
- В основном бабушка. У нее дома царит культ чая. Мне с ней и не сравниться. Правда, с таким роскошным чаем невозможно промахнуться.
- Промахнуться? - усмехнулся Константин, прищуривая один глаз. С экрана раздалась частая дробь выстрелов. - Промахиваться нам никак нельзя. Это мы должны хорошо помнить!
Олег рассмеялся.
- Вот что. - Шеф резко поднялся. - Хорошо, что вспомнил. Распишись-ка в ведомости.
Он сходил в свою комнату и вернулся с листком. Олег аккуратно подписался в графе напротив своей фамилии.
- Посчитай, - Константин протянул ему деньги, - но здесь меньше двухсот. В бухгалтерии вычли подоходный, профвзносы и еще за какой-то "Красный Крест" деньги взяли.
Олег кивнул, беря пачку новеньких десяток и пятерок.
- Так странно, - продолжал шеф, - то одно, то другое. В этот раз лотерейные билеты мне пытались всучить. Но я сказал, что с государством в азартные игры не играю!
- Может, машину бы выиграли, - пошутил Олег.
- Мне чужого не надо, - отчеканил Константин строго и тут же весело глянул на него. - Жить лучше честно.
Через десять минут они уже мчались по Минскому шоссе к Москве. По обе стороны дороги стеною стояли оранжево-серые стволы сосен, среди которых то и дело мелькали темной зеленью старые ели. Ровный асфальт мягко ложился под колеса. Опять возникло ощущение природной весенней силы.
Шеф снова доверил ему вести машину, и Олег с упоением давил на акселератор, сжимая руками рулевое колесо "Волги". Последнее время Константин все чаще и чаще сажал Олега на водительское место. Подшучивал при этом, мол, теперь придется тебя еще и на ставку шофера оформлять, а мне шофер не положен! Точный глазомер, обостренная реакция на скорость и детали постоянно меняющейся дорожной обстановки, которые Олег проявлял за рулем, нравились шефу. Это было хорошо заметно по одобрительным взглядам, которые тот время от времени бросал на него.
Машина у Константина была новенькая, прошла не больше двадцати тысяч, совсем пустяк для "Волги", и работала сноровисто, как будто с азартом проглатывая один десяток километров за другим.
После короткой остановки шеф сел сзади, положил рядом свой объемистый черный "дипломат" и погрузился в чтение каких-то бумаг. Только раз он отвлекся, чтобы попросить Олега поставить любимую кассету. У Константина были довольно старомодные вкусы - он обожал Вивальди и Палестрину. И сейчас тонкие ломкие звуки клавесина, чередующегося с протяжным контральто виолончели, заглушали свист ветра над крышей и мерный рокот движка.
- Олег, - вдруг словно проснулся Константин. В зеркальце было видно, что он даже не поднял головы от своих бумаг.
- Да?
- Ты не забыл о наших планах?
- Вы имеете в виду завтрашний отлет в Ташкент?
- Да. Короче, так. Я попросил бы тебя об одолжении. После того как отвезешь меня домой, сгоняй на станцию к Вадику. Я тебя с ним знакомил, помнишь?
- Это тот усатый мастер?
- Да, тот. Пусть он хорошенько посмотрит машину, обязательно сменит масло, проверит тормоза. Деньги возьмешь в бардачке.
- Да тормоза как будто в порядке.
- Пусть проверит. Это никогда не лишне. Потом заправишь полный бак. Если задержишься с этим, не гони. Лучше как следует выспись перед полетом. Ты и машина мне будут нужны завтра с утра. В половине десятого заедешь за мной. Жди прямо у подъезда. Хорошо?
- Так точно! - шутливо отчеканил Олег, сбрасывая скорость перед постом ГАИ у окружной и беззаботно посматривая по сторонам.
- Олег, а сколько раз твой отец бывал в Китае?
- Много. Не знаю точно.
Чиркнула зажигалка. Поплыл запах хорошей сигареты.
- Закуришь?
- Нет, спасибо.
- Ты говорил, он работал в АПН?
- Да. Сколько я его помню, он всегда работал в АПН. Он и умер, выезжая на какое-то задание. Такая же "Волга" была, как и у вас. А в аварию угодил страшную. В сорок семь лет.
- Все мы сгораем на работе, - задумчиво произнес Константин. - Зарабатываемся так, что зачастую забываем: мы всего лишь люди, а не железные автоматы. А потом слишком дорого платим за эту забывчивость. Надо же - сорок семь лет. А знаешь, Олег, он же был всего на два года старше меня.
Олег кивнул и крепче сжал руль. Воспоминания об отце всегда рождали у него неподдельную горечь утраты.
Жизнь обделила в чем-то большом, очень важном, судьба лишила его отца, и здесь было все: и лишение поддержки, и лишение любви, и лишение корней.
В кабине повеяло ветерком. Константин, видимо, приспустил стекло. Клавесинная пьеса закончилась и раздались тягучие звуки струнных.
- Он занимался не только Китаем?
- Конечно. Страны Юго-Восточной Азии. Побывал практически везде - и на Тибете, и в Шри-Ланке, и в Индии...
- Всегда завидовал людям, которые имеют возможность путешествовать по свету, - мечтательно произнес Константин и с шумом выдохнул табачный дым. - Самое прекрасное в мире, как ты думаешь, что?
- Сразу вряд ли скажешь, - Олег задумчиво нахмурился. - Самого-самого, вероятно, нет.
- Есть, - убежденно сказал Константин. - Самое прекрасное в мире - это разнообразие!

2.

Что она на меня глаза вылупила? Полчаса просидела перед зеркальцем, каждую ресницу обвела. А теперь на мне решила свою артиллерию опробовать? Нет, такая ничего не поймет. Долбанько. А ничего звучало бы-Светлана Долбанько, Советский Союз!..
- Молодец, хорошо получилось, но, знаешь, Свет, тебе бы больше подошло другое лицо. У меня дома есть последняя "Бурда", там такие мордашки... Я вообще поняла: лицо это как чистый холст. Садишься перед зеркалом, берешь в руки кисть, палитру и начинаешь творить. Если бы все с головой были - без лица бы никто не остался. Точно тебе говорю: Поверь мне. Так вот, тебе бы тени положить на скулах, чем-нибудь темным и теплым, чтобы лицо сузить, а губы поярче выделить. Я бы и прическу у тебя изменила, что-нибудь такое строгое, и побольше вертикальности. А то у тебя сплошная горизонтальность в облике...
Вот дура! Ей дело говорят, а она дуется. У самой ряха - как помидор, красная и блестит. И как за ней еще ходит этот, ну как его, Виктор вроде. Парень ничего, и плечи, и талия. Спортсмен, наверное. С ней и поговорить не о чем. Как заладит про свою учебу или про кино, что на последней неделе высмотрела, - так хоть стой, хоть падай. Ну ничего, он это дело скоро сам разглядит. Хотя... Они же все словно слепые - уткнутся, как щенки, хорошо, если нюни не распустят. Мужчина же, господи, должен быть мужиком, чтобы рядом с ним себя чувствовать спокойно, как за стеной. А это все больше какие-то заборы из дощечек.
Что это она там в окне высматривает? Ну-ка? Красивая машина. И этот тоже ничего, толстоват, правда, малость. Но сойдет. Для сельской местности. Кто это? И я не знаю. Интересно, интересно, к кому это такие мужчины подъезжают в нашей конторе? К какой-нибудь студенточке-малолеточке... Да брось ты, Свет, уж поверь мне, у него на роже все написано прямым текстом - кобель. Да и тачка смотри какая. Пижон.
А? А-а... Да вот, Маргарита Львовна, на погоду смотрим. Хорошо на улице, только снегу слишком много. А? Пока еще не успела, закрутились как-то. Но я помню, да, завтра обязательно все будет готово. Да, можете не беспокоиться. Кстати, вы не в курсе, где сейчас Наталья Семеновна? Жаль. Ей звонил недавно один мужчина. Такой интересный голос, знаете ли. Даже, можно сказать, игривый. Некто Епифанов Борис. Отчество? Не назвал. Ах, из Госкомтруда... Я ему передала, что Наталья Семеновна будет после трех, правильно? Он обязательно позвонит. Я проконтролирую, Маргарита Львовна, хорошо. Если что - вы поехали на факультет книговедения? Хорошо. До свидания...
Ушла. Мегерочка наша ненаглядная. Ну, с богом. Теперь можно часов до трех балдеть, а после смываться. Светку попрошу, чтобы доработала сегодня одна. Ах, черт, еще этот Епифанов звонить будет. Ну, ничего. Он после трех, но ведь не позже четырех! Ну, дадим ему час на размышление. Значит, шестнадцать ноль-ноль-и по коням! Решено. А еще и двенадцати нет. Нам бы день простоять да ночь продержаться!..
- Эй, Светусик, давай-ка чаю согреем. Вареньице от вчерашнего осталось. А то здесь такие стулья жесткие, что работать невозможно. Я говорю, стулья такие жесткие, что работать невозможно. Все себе отсидишь до полного бесчувствия. Вот и я о том же... Пусть чай поставит. Хоть какая-то польза, а то сидит сиднем перед зеркальцем. Кто на свете всех милее, всех румяней и белее...
- Здра-а-аствуйте, давненько не виделись! И где же ты пропадал, солнышко наше ненаглядное? Уж и не заглядываешь к нам на кафедру теперь. Совсем позабыл бедных затюканных девушек. Болел? По твоей физиономии не скажешь. Неужели гриппом? Просто поразительно. Мы? Мы по-прежнему. Сидим себе как в карцере, работаем, работаем... Черт бы побрал эту Светку, опять она про свое кино заладила: Бельмондо -Делон - Филатов - Гурченко. О-о...
Мы скучные? У нас постные физиономии? А как тут не скучать? Сидишь на одном месте, стулья жесткие, кругом ходит один нафталин, какие-то студенты, преподаватели. Скорее бы сессия, полегче будет. Вырвешься изредка куда-нибудь вечером, так после месяц вспоминаешь. Тоска.
Сегодня? Ну так сразу сказать трудно. Надо сообразить. И потом же необходимо переодеться, нельзя же вот так, по-рабочему... Ах, обеих? Замечательно. Ты, Серега, сегодня выглядишь как истый джентльмен. В общем, дай нам на соображение часа три, а там мы сообщим тебе свое решение. Во сколько, говоришь, день рождения? В шесть? А-а. А где? Это почти в центре. Пожалуй, я не найду в себе силы отказаться от предложения такого галантного кавалера. О-о, ну что вы, не стоит, право. Мерси. Хорошо, звоните нам после трех. Но только не позже половины четвертого, а то мы можем передумать. Да-а, мы такие. Да, нарасхват. Ну пока...
Надо же, и эту чувырлу пригласили. Повезло Золушке сегодня. Ладно, вечер придет - посмотрим Мы еще развлечемся...
- Алло? Это ты, Олежка? Здравствуй, дорогой. Я тебя, как говорит молодежь, нежно цэ. Как твои делишки? И у меня все хорошо, спасибо. Тянем лямку помаленьку. Что? Пока еще не решила. По идее, к сессии готовиться пора, а то как бы после не раскаяться. Дома или в библиотеке. Да нет, совсем я тебя не забыла. Ну что ты, здесь так много народу. Сегодня? На "Волге"? Потрясающе! Можно пожертвовать всеми занятиями сразу. Во сколько заедешь? Может, прямо к четырем? А, ну-да, конечно, техстанция дело серьезное, аккумулятор-карбюратор-амортизатор. Тогда подъезжай к дому. А? Ладно, договорились! Пока!..
Ну надо же, как люди меняются, прямо на глазах. Сказали бы мне полгода назад, что он так расцветет - ни за что бы не поверила. Был какой-то рефлексирующий сосунок, и одет всегда так, что с собой водить стыдно. А теперь прямо принц из сказки, веселый, обаятельный, щедрый. Такому отказать-силы в себе не найдешь. Все-таки я молодец, не сменяла его на того Андрюшу-скотину. Где бы сейчас такого нашла? Так-то, кадры выращивать надо!..
Что? Уже заварила? Вот умничка! Где тут наши чашечки заветные?..

3

После бурного и короткого апрельского дождя черный асфальт влажно блестел в лучах фар. Машина неслась по заметно опустевшим улицам, расшвыривая в стороны снопы брызг и заставляя редких прохожих прижиматься к стенам домов. На лобовом стекле тоже висели крупные дождевые капли, которые все никак не могли скатиться вниз из-за встречного ветра.
Маринка сидела рядом, старательно складывая свой розовый зонт. Она время от времени вопросительно посматривала в его сторону.
- Куда мы едем? - наконец спросила она задорно.
- Так, катаемся, - неопределенно ответил он с деланным безразличием на лице. Пока он и сам еще не решил, как провести этот вечер. - Поставь-ка что-нибудь. Кассеты там, в бардачке.
Краем глаза он наблюдал ее возню с магнитофоном. Кассеты из ее рук вдруг выскочили и с треском посыпались на пол.
- Боже!
- Коробку ты открыла не с той стороны, - прокомментировал он, выруливая к бордюру и тормозя. - Как говаривал сэнсэй Леша Самойлов, отсутствие координации - основной недостаток женщин.
- Но я же не нарочно, - испуганно оправдывалась она.
Олег зажег свет и нагнулся, помогая ей поднять кассеты. Одна завалилась довольно далеко под сиденье. Чувствуя, что невольно краснеет, Олег потянулся за кассетой. Прямо перед глазами оказались округлые
Маринкины колени, обтянутые черной сеткой. Маринка отодвинула ноги и стала поправлять юбку, застегивая пуговицы на разрезе спереди. Нащупав кассету, он вдруг вспомнил о принесенной Константином вчера вечером новой видеокассете и ключах, найденных в бардачке. В голове мелькнула шальная мысль и тут же созрело решение.
Олег посмотрел на Маринку. Она была такая желанная и такая реальная рядом с ним, что от одной этой мысли закружилась голова. Мгновенно и резко он почувствовал, как сильно уже истосковался по ней.
Салон наполнили крики и визги хорошо знакомого рок-н-ролла. Ревущие бешеные звуки придали ему ощущение правоты и уверенности в себе. Вспомнился шеф, но в голове мелькнуло: "Обойдется!"
- У меня есть один вариант, - все же не совсем уверенно нарушил он повисшее тягостное молчание. - Есть возможность посмотреть видео у моих знакомых. Поедем?
- Что же ты сразу молчал?! Кобра мне уже все уши прожужжала, что и где видела. А что у них есть? Детективы, или что-нибудь поинтереснее?
- Только одно "но", туда пилить минут сорок. Фильм наверняка трехчасовой. Пока туда и обратно- будет уже поздно.
- Жаль, - Маринка задумалась. Мама не любила, когда она поздно возвращалась. Но такую возможность упускать было бы кощунством.
- Ладно, поехали. Только мне нужно позвонить домой. Предки будут волноваться.
Телефон нашелся быстро. Олег терпеливо ждал, стряхивая пепел за окно. Потом наклонился и снова открыл бардачок. Ключи лежали там же, сбоку, сразу за бумажником, который шеф оставил, чтобы расплатиться на техстанции. Как удачно, что он не взял ключи от дачи с собой!
Над ними больше ничего не висело. Маринка щебетала без умолку, делясь последними событиями жизни. Уже давным-давно промелькнул, горя огнями, Калининский, потом Кутузовский с помпезными сталинскими домами. Остался позади отель "Можайский" и тут же трасса погрузилась в темноту пригородных пространств.
- Куда это ты меня везешь? - Маринка заметила, что он уже выехал за пределы города, - Что это за дыра?
Олег был на даче у шефа уже много раз, но никак не мог запомнить названия деревни. Оно было связано с какими-то птицами, что-то такое обыденное, простое, за что не уцепишься.
- В "Птички" едем.
- Одинцово, - медленно прочитала она на указателе.
- А-а, Жаворонки, - вдруг вспомнил он, перекрикивая музыку.
- И там есть видео?
- Ну да. В избушке на курьих ножках. У бабы-яги.
Его шутливое настроение и уверенность успокоили ее, и Маринка снова заулыбалась.
Решив сократить путь, он свернул на Можайское шоссе, и теперь машина летела по избитой, в колдобинах дороге. Время от времени Олег бросал короткие взгляды на спидометр, где несмотря на бесконечные повороты, трассы и знаки ограничения скорости, стрелка кружила вокруг цифры "90". Фары выхватывали из темноты одноэтажные деревянные дачи, ярко мелькали глаза притаившихся кошек. Маринка опустила стекло, ворвался свежий ночной воздух, заполнивший салон ароматом промытой после дождя травы, цветущих яблоневых деревьев, проплывающих белыми пятнами по сторонам дороги.
Олег смотрел вперед, моля бога, чтобы не напороться на припозднившегося гаишника. Вдруг вспомнилось утреннее пробуждение. Все сомнения и переживания, бередившие тогда душу, показались теперь такими далекими, несущественными. Восторг, радость и нетерпение охватили его, и он летел сломя голову.
Наконец шины мягко зашуршали по песку. Не выключая фар, Олег выскочил из машины и открыл ворота.
- Добро пожаловать!
Мягко щелкнула, закрываясь, дверца "Волги". Маринка прошла вперед, замерев от восхищения. Прямо у дома, рядом с дорожкой, раскинула ветви и распушилась от цветов черемуха. Облитая ярким светом фар, она контрастно выделялась на фоне черноты сада. Мокрая трава блестела, переливаясь мириадами жемчужин. Гроздья пахучих белых цветов тоже были осыпаны сияющими капельками.
Олег поставил машину и пошел следом за девушкой. Рядом с домом Маринка притянула к себе большую ветку черемухи. Он подошел к ней. От аромата кружилась голова. Глаза их встретились, и, не выдержав больше всего этого великолепия я напора чувств, переполнявших. его, Олег крепкой рукой обхватил Маринку, жадно впился в ее податливые губы. Ветка, выскользнув из руки и качнув другие, щедро одарила их дождем белоснежных черемуховых цветов и капель воды.
Найдя нужный ключ, он отпер дверь.
- Проходи, проходи. Тут кроме нас больше никого нет. И не будет.
Маринка изумленно вошла и молча смотрела, как он по-хозяйски орудует, включает свет, исчезает в комнатах.
- Там есть тапочки, - прокричал он из ванной, перекрывая голосом шум текущей воды, - Чувствуй себя как дома. А я сейчас горячую пущу.
Прямо напротив входной двери стояло большое зеркало, в котором она увидела свое отражение. На всю прихожую лежал ковер, расписанный гигантскими маками по синему полю. Рядом с зеркалом, почти как человек, расположился полутораметровый многорукий Шива, а слева в углу, у кресла бронзовый дракон, окруженный кактусами. На стене висела картина, но в приглушенном свете было трудно разобрать, что на ней изображено. Две стеклянные двери вели в противоположно расположенные комнаты. В одной из них черным лаком блестело пианино.
- Не стой там, пошли в зал, - вдруг снова возник Олег и увел ее в глубь дома. Там он включил свет, потом телевизор, сунул кассету в приемную щель видеотеки.
- Хочешь, я разожгу камин? - Говоря это, он открыл холодильник, оценивая содержимое.
Маринка опустилась в кресло. Зал тоже был обставлен не по-дачному. Дорогая импортная мебель, пушистый синий ковер, большие вазы на полу с затейливым восточным пейзажем. В углу камин с мраморной полкой. За роскошным диваном пальма, посаженная в кадку, увитую плющом. Ветви пальмы доходили до потолка в зале и продолжались в проеме лестницы, ведущей на
второй этаж.
- Где же твои знакомые?
- Они сегодня остались в Москве. Дали мне ключи. - Он поставил перед ней поднос с разностями. - Смотри лучше видео. Сейчас ты увидишь настоящее кунг-фу. Это запись китайского национального чемпионата.
На экране поплыли чудные пейзажи с многоярусными пагодами, белыми и розовыми лотосами, горы и долины с озерами, а поверх всех этих красот ярко пламенели алые иероглифы.
- Это детектив? - переспросила Маринка, мельком глядя, как Олег наливает в бокалы янтарную жидкость из бутылки с цветастой этикеткой.
- Ничего подобного, - он протянул ей бокал. - Такое не везде посмотришь. Спортивное соревнование, но какое!
На экране появились китайцы в мешковато сидевших одеждах. Они с резкими криками бегали и прыгали по широкой свободной площадке, делали странные выпады, постоянно крутили руками. Столпившиеся вокруг площадки болельщики бурно реагировали на каждый прыжок соревнующихся.
Маринка отпила из бокала, отметив про себя, что это первоклассный вермут.
- А у тебя здесь ничего поинтереснее нет? Может, просто фильм какой-нибудь поставишь?
- Фильм? - удивленно повернулся к ней Олег. До него вдруг дошло, что девушкам вовсе не обязательно должно нравиться кунг-фу. - Если хочешь, пожалуйста.
Он наклонился и стал рыться в ящике, перебирая одну кассету за другой. Шеф имел приличную видеотеку, но больше всего уважал боевики и детективы.
- Любишь, когда стреляют?
- Давай, но пусть будет что-нибудь захватывающее, - Маринка поднялась и пересела на диван, чтобы лучше видно.
Он долгим взглядом посмотрел, как она устраивается на новом месте, изгибаясь в талии и привычным движением откидывая рукой волосы назад. Что-то пленительное и властное было во всей ее осанке, в плавном повороте высокой шеи, в мягкой линии подбородка.
- Ну что, нашел что-нибудь подходящее? - Она отпила из своего бокала и ободряюще улыбнулась.
- Ага, - пробормотал он непослушным голосом и вытащил то, что искал. - Клевый видовой фильм с потрясающей музыкой.
- Драться будут или про любовь?
- Про любовь. - Он взял бокал и медленно присел рядом с ней. На экране поплыли титры. Потом возникла
молоденькая миловидная девушка с короткой стрижкой белых волос в облегающем платье. Она что-то недовольно выясняла с маленьким японцем. Было понятно, что события происходят на каком-то корабле.
- Он что, без перевода? - тихо спросила Маринка, поворачивая свое лицо к Олегу и продолжая смотреть на экран.
- Это "Эммануэль". - Он чувствовал, как на него волнами наплывает аромат ее блестящих черных волос, в которых застряли маленькие черемуховые цветочки.
- Чему ты так рад? Ты прямо весь светишься... - только и успела сказать она. В следующее мгновение оба задохнулись в горячем поцелуе.



+ + +


- ... А ты знаешь, сколько уже времени?
- Нет, - прошептал он, увидев, как она перегнулась через постель.
- Половина четвертого. С ума сойти...
- Неужели? - спросил он и подумал, что не испытывает никакого сожаления.
- И что я теперь маме скажу? - в ее тоне тоже не слышалось сожаления или испуга. Маринка закинула руку за голову и посмотрела в его сторону. - Ты сейчас как статуя на светлом фоне окна.
- Я не статуя, я вполне реален, - подошел он, чувствуя в себе волны усталой нежности, и прикоснулся губами к ее шее.
- Да уж, - она обняла его голову рукой и прижала к себе.
И тихонько рассмеялась. Прямо у самого окна вспорхнула какая-то птица.
- Не мешало бы хоть немного поспать. А то завтра будут такие круги под глазами!
- Что ж, давай спать, - покорно ответил он, закрывая глаза.
- Смотри, какой послушный. - Она снова перегнулась и достала бокал. Послышались звуки глотков. - Тебе еще налить?
- Нет, а то я не смогу сесть за руль.
- А где сигареты?
- Кончились.
- Вот досада. - Она снова устроилась рядом с ним и Олег замер, чувствуя грудью плавное биение ее сердца. - Курить просто зверски охота!
Он пожал плечами вместо ответа. Сейчас ему уже ничего не хотелось. В голове звенела странная пустота. Даже сон куда-то ушел.
- Послушай, зайчик, - она растормошила его голову. - А почему ты меня раньше сюда ни разу не возил?
- Так это ж не мой дом.
- А сегодня-то привез?
- Так получилось, - он отвечал односложно, ему не хотелось затевать длинный разговор.
- Ты хоть немножко расскажи о нем, о своем Константине.
- А что тебя интересует?
- Ну-у, чем занимается хотя бы?
- Понятия не имею. Какая-то военная закрытая тема. Ученый мирового масштаба.
- Сразу видно, - послышался длинный вздох. - А ты что, к нему действительно на работу устроился?
- Конечно. Замучился характеристики да анкеты таскать. У них там проверка по полгода.
- Где "там"?
- Все тебе расскажи...
- И что, прямо на ставку взяли?
- Да...
- И все-таки, Олежка, - в ее голосе послышались нотки разочарования, - зачем ты группы бросил? Ведь были деньги, и неплохие.
Слова Маринки задели у Олега какую-то старую, ноющую струнку. Но с высоты сегодняшнего положения он уже мог совершенно иначе рассматривать старые переживания. Он чувствовал теперь в себе некую твердость и силу. Пожалуй, потому уверенно усмехнулся и сказал:
- Постараюсь объяснить тебе это как можно проще. Было несколько моментов, из-за которых я не мог продолжать работу с группами шинхана. Во-первых, мне порядком опротивело воспитывать будущих хулиганов. Во-вторых, я отнюдь не собирался становиться дельцом от спорта, таким, как Леша или Лад. В-третьих, слава богу, что я это сделал, федерацию каратэ только что прикрыли. И самое главное, в-четвертых, я наконец-то могу совершенно официально при-ме-нять то, чему столько лет учился. Можно сказать, что теперь я нашел себя, понимаешь?
- С ума сойти! Ну ты, Олежка, прямо герой, - слова прервала высокая трель. Птица устроилась под крышей и теперь пробовала голос. - А тебе хоть раз приходилось за него драться?
- Нет, - он чувствовал легкое раздражение от ее вопросов, но в то же время ему было приятно ощущать теплоту ее кожи, легкое дуновение дыхания. Он невольно задумался над этим противоречием.
- А пистолет у тебя есть? - тон ее понизился до шепота.
- Нет. Когда все проверки закончатся, тогда и выдадут.
- А когда?
- Не знаю. Наверное, в июле. - Он резко сел в кровати.
Снова раздалась птичья трель, на этот раз куда более длинная и переливистая.
- Птицы проснулись, - голос Маринки снова приобрел ленивое выражение.
- Погоди-ка, - вдруг вспомнил он, - кажется, у нас сейчас будут сигареты.
Олег спрыгнул на пол. Доски приятно холодили ступни. Он быстро поднялся на второй этаж и, не зажигая света, прошел в кабинет шефа. На дворе уже светало, и утренние сумерки проникали в комнату сквозь легкие занавески.
У Константина всегда было полно хороших сигарет, он часто угощал ими его. После своей неожиданной вылазки на дачу Олег уже осмелел. Вряд ли шеф заметит исчезновение одной пачки. Только вот как ее найти?
Эйнштейн укоризненно смотрел с глянцевой фотографии. Слышен был шорох Маринки в постели, видно, повернулась на другой бок.
Олег быстро, один за другим стал осматривать ящики большого письменного стола, стараясь ничего не сдвигать с места. Он находил кипы фотографий незнакомых людей, огромные коробки шоколадных конфет, нераспечатанные блоки магнитофонных кассет, пачки фломастеров - все что угодно, только не сигареты.
Расстроенный, он оторвался от стола и подошел к одному из книжных шкафов с непрозрачными стеклянными дверцами. К счастью, тот оказался незаперт. Олег быстро осмотрел содержимое первой полки - бутылки с коньяком и виски, банки ананасового сока.
И наконец на второй заметил вповалку накиданные бело-зеленые блоки "Salem". Один из них был распечатан и наполовину опустошен. Олег вытащил его, достал одну пачку и положил на прежнее место. Но блок лег не так, как лежал прежде. Что-то мешало. Олег просунул руку и нащупал гладкий мягкий предмет. Потянул на себя, ощущая под пальцами тяжесть. Оттуда вдруг что-то выскользнуло и громко стукнуло об пол. Олег быстро нагнулся и поднял упавший предмет.
Черный потрепанный пистолет увесисто лежал в руке. На его рукоятке в кружке была высечена звезда, между ее лучами стояли буквы "СССР". Олег выдвинул магазин, тускло блеснули потемневшей латунью патроны. С отчетливым щелчком магазин стал на место.
"А Константин ни разу не говорил мне, что у него есть пистолет", - мелькнуло в голове запоздалое удивление.
Перед глазами возникло лицо шефа, и одновременно какое-то смешанное чувство тайны и большой государственной важности. С трепетным чувством Олег вложил пистолет обратно в большую кожаную кобуру и сунул на прежнее место. Прикрыл сверху распечатанным блоком "Salem" и задумчиво покинул кабинет.

Комментарии  

#11 Олег 06.12.2012 09:16
Цитирую Тимур Свиридов:
Олег, у меня осталось несколько книг первого издания. Одну из них я могу передать вам бесплатно. Пишите мне на емейл или в обратной форме связи на сайте.

А в общем обсуждение по книге лучше проводить на форуме
http://timsviridov.ru/component/kunena/16-prizraki-v-gorakh-bednyj-sensej/29-obsuzhdenie-knigi.html?Itemid=0#29

Тимур, СПАСИБО! Сегодня почтальон принес Вашу книгу с автографом. Жду теперь электронный вариант, обязательно куплю.
Цитировать
#10 Тимур Свиридов 18.07.2012 14:03
Сергей, напишите мне на timsviridov гав-гав яндекс.ру с адресом, я будут отсылать посылки во второй половине августа, пошлю и Вам. Раньше не получится, я в Крыму, работаю над 3-й книгой "Миров".
Цитировать
#9 nikiforov.240276 02.07.2012 00:20
Цитирую Свиридов Тимур:
Да, Сергей, можно

Я очень далеко от Москвы. Но обязуюсь оплатить все почтовые расходы. Как с вами связаться?
Цитировать
#8 Свиридов Тимур 01.07.2012 11:42
Да, Сергей, можно
Цитировать
#7 Никифоров Сергей 29.05.2012 08:57
[quote name="Тимур Свиридов"]Олег, у меня осталось несколько книг первого издания. Одну из них я могу передать вам бесплатно. Пишите мне на емейл или в обратной форме связи на сайте.


Наглость, как известно, не имеет границ, но ведь она же и второе счастье :-* :-* :-* А мне можно один экземпляр старого издания с автографом автора? :P :P :P
Цитировать
#6 Олег 03.05.2012 20:34
Цитирую Тимур Свиридов:
Олег, у меня осталось несколько книг первого издания. Одну из них я могу передать вам бесплатно. Пишите мне на емейл или в обратной форме связи на сайте.

Тимур, вы получили мой e-mail? 11 апреля еще отправил
Цитировать
#5 Тимур Свиридов 10.04.2012 13:54
Олег, у меня осталось несколько книг первого издания. Одну из них я могу передать вам бесплатно. Пишите мне на емейл или в обратной форме связи на сайте.

А в общем обсуждение по книге лучше проводить на форуме
http://timsviridov.ru/component/kunena/16-prizraki-v-gorakh-bednyj-sensej/29-obsuzhdenie-knigi.html?Itemid=0#29
Цитировать
#4 Олег 04.04.2012 18:23
Цитирую Тимур Свиридов:

Да, книга издавалась давно, свободных бумажных копий должно быть осталось немного. Если хотите - у меня еще сохранилось немного.
А по поводу электронной - сейчас буду общаться с Литресом, чтобы выложили у себя.

Хм, а почему бы и нет?! Конечно хотелось в электронном виде, но.. Как можно и сколько нужно оплатить?
Тимур, вы только потом напишите сюда, если книга появится в цифре.
Цитировать
#3 Тимур Свиридов 25.03.2012 12:39
Цитирую Олег:
По ссылке книги уже давно нет. А вот в электронном виде купил бы.
Новый сайт очень даже получился!

Да, книга издавалась давно, свободных бумажных копий должно быть осталось немного. Если хотите - у меня еще сохранилось немного.
А по поводу электронной - сейчас буду общаться с Литресом, чтобы выложили у себя.
Цитировать
#2 Олег 23.03.2012 18:17
По ссылке книги уже давно нет. А вот в электронном виде купил бы.
Новый сайт очень даже получился!
Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить