Бедный Сэнсэй - Глава 2

Автор: Т. Свиридов on . Posted in проза

Содержание материала

 



ГЛАВА ВТОРАЯ

1



Один за другим они проходили в зал, прижимаясь к стене и стараясь не заступать за белую полосу на полу. Раздевались ребята в углу, оставляя одежду и сумки на рядах кресел.
Олег, уже переодевшись в кимоно, стоял в спортзале и приветствовал входящих улыбкой. "Старикам" он дружески кивал. Переодевшись, ребята прижимали кулаки к бедрам и коротко кивали, тихо произнося: "Ос-с!"
На круглых настенных часах было без пяти семь. Олег осмотрелся. Спортзал далеко не из лучших. Но ни о чем другом мечтать не приходилось - остальные сэнсэи шинхана ютились в обыкновенных школьных спортзалах, куда более тесных и неудобных.
Постепенно зал наполнялся. Пестрели черные и белые кимоно. "Старики" все были в черном, узкие талии стянуты красными и зелеными поясами. Некоторые парни из недавно набранной группы тоже успели перекрасить одежду и теперь явно пребывали в восхищении от себя. Многие из них уже деловито тянули недавно выученные связки, разминаясь.
Гурам, третий год занимавшийся у Олега, собрал вокруг себя кружок. Воодушевленно рассказывая о недавно просмотренном китайском фильме "Драка", он демонстрировал приемы "змеи" и "обезьяны". Окружающие с пониманием кивали.
Коротко кивнув, быстро вошел Торшин и подбежал к Олегу.
- Привет!
- Здорово.
- Пора начинать? - Он бросил озабоченный взгляд на часы. Торшин был на голову выше Олега. Обращаясь к своему сэнсэю, он наклонял голову - то ли доверительно, то ли уважительно. На его черном кимоно болтался красный тонкий пояс. Славка окинул взглядом зал, повернулся к Олегу.
- Пора, - кивнул ему тот. - Давай.
- Строиться! - крикнул Славка громко. - Время!
Он несколько раз хлопнул в ладоши, привлекая внимание. Торшин, занимавшийся третий год, был сэмпаем* группы.
Ребята быстро выстроились в шеренгу по росту, справа-старшая группа, слева-младшая. "Стариков" было явно меньше, но в каждом из них чувствовалась уверенность, отличающая парней, освоивших каратэ или кунг-фу. У них даже посадка головы и взгляд были иными, чем у первогодков.
Новички отличались рыхлым телосложением и резким возрастным контрастом. Были и совсем юные школьники, которых сюда привела мода на каратэ, и те, кому за тридцать, - уже порядком располневшие. Глаза Олега автоматически выхватили несколько человек, которые наверняка задержатся в группе. Остальные через месяц-другой отсеются, сдадутся своей лени. И слава богу!
Большинство, и даже "старики", к сожалению, пришли лишь за тем, чтобы освоить самые азы. Значит, не жди успеха. Если человек в этическом отношении не настроен на борьбу, внешне выглядит манекеном, любая работа с ним бесполезна. Без этики и дисциплины искусство кунг-фу превращается в простую технику нанесения ударов. Правда, реакция и удары вполне могут быть приличными.
Против воли вдруг вновь промелькнули сомнения в правоте своих действий. Стоит ли наделять ребят, большинство из которых он знает весьма приблизительно, этой силой? Как она будет ими применена? Что принесет она им - больше вреда или пользы?
Старосты обеих групп доложили о присутствующих и прогульщиках. Олег вскинул брови - удивительно,
------------------------------------------
* Сэмпай-старший ученик, староста (япон.)


кое-кто из начинающих уже пропустил третье занятие. Вопросительно глянув на сэнсэя, Торшин отдал приказание вычеркнуть проштрафившихся новичков из списков. Олег кивнул. Таково было правило: если нет
дисциплины, не будет ничего.
- Дуйсин!* - крикнул сэмпай, подражая интонацией Олегу.
Олег вышел вперед и, ловя на себе десятки взглядов, придал лицу сосредоточенное выражение. Процедура медитации перед началом занятия значила очень много, хотя мало о чем говорила большинству присутствующих. О том, что каратэ и кунг-фу кроме техники и дисциплины предполагает еще и философию, - об этом они не знали.
Олег медленно опустился на пол. Черные и белые фигуры повторили его движения. Олег, смежив веки, привычно приказал телу расслабиться. Изредка приводя в движение мышцы, он ощутил растекающееся внутри тепло. Олег отдался было этому приятному чувству, но через минуту спохватился - не стоит для новичков затягивать расслабление. Открыв глаза, скомандовал:
- Дакай янцзинь!**
Все открыли глаза. Медитация закончилась. По лицам и глазам Олег понял, что большинство просидело это время просто с опущенными веками. Таинство внутреннего очищения было им не знакомо. Но ничего, тот, кто останется надолго, познает и это.
- Чинден ни-рэй***, - его крик разорвал тишину.
- Ос-с-с! - ряды учеников склонились к земле и над ними пролетел шелестящий змеиный звук приветствия. Олег вдруг остро почувствовал странность этой процедуры. Обе группы уже перешли на кунг-фу, однако половина команд произносилась по-японски. Как вели тренировки китайцы, было неизвестно. Потому и сохранялся японский ритуал.
Олег прыжком поднялся с колен. В глазах новичков он заметил восхищенные огоньки - восточные команды для них были полны такого же очарования, как для дошколят заклинания из сказки о волшебной лампе Аладдина. "Дети, - подумал он, - настоящие дети".
------------------------------------------
* Дуйсин-построиться (кит.).
** Дакай янцзинь-открыть глаза (кит.)
*** Чинден ни-рэй - поклон в сторону святыни (япон.).


Театральная часть тренировки закончилась. Пора было приступать к разминке. Олег заметил в дверях неловко переминающуюся троицу опоздавших новичков, подошел к ним. Они заискивающе смотрели ему в глаза.
- Быстро переодеваться и в углу отжаться пятьдесят раз на кулаках, - приказал он. Наказание было не очень строгим. Парни тут же с радостью бросились в зал.
Разминку, как всегда, проводил Торшин. Он ограничился получасом, когда ребята бегали, прыгали, тянули связки на ногах и укрепляли кентас*.
Олег и сам с удовольствием побегал вместе с ними. Физическое напряжение придавало сил. Размеренно двигаясь, он отчетливо ощутил молодость и здоровье. Мышцы то напрягались упругими узлами, то расслаблялись под гладкой кожей. Ни одышки, ни сбоя сердца, ритм точен, как у часов. И весь мир стал представляться простым, ясным.
Олег даже усмехнулся углом рта, по-суперменовски. Он молод, он - властелин своей судьбы! Все прошлые душевные метания - случайность, заумность, от которой надо избавляться. Проще надо быть, проще! И побольше уверенности в себе.
Торшин закончил разминку, отошел в сторону, уступая место старшему. Олег вышел вперед, чувствуя в руках и ногах приятную тяжесть.
- Сейчас разделимся на две группы. Торшин займется с младшей передвижением в простых стойках. А мы, - он повернулся к "старикам", - продолжим изучение нового тао**. Дуйсин!
Ребята разошлись в противоположные стороны, - благо, зал был достаточно велик - и построились. Олег увидел перед собой внимательные глаза пятнадцати парней.
- Для начала немного поработаем с пин-куном. Стойка мабу***!
Полгруппы сразу поняли и приняли стойку. Остальные замялись, поглядывая по сторонам. Китайские термины были еще в новинку.
------------------------------------------
* Кентас-ударная часть кулака в каратэ (япон.).
** Тао - подвижная учебная серия стоек, ударов и блоков (кит.).
*** Мабу - учебная стойка в кунг-фу (кит.).


- Сегодня вечером, - подсказал Олег, - будет лекция. Постарайтесь обязательно записать и выучить китайские названия, иначе и дальше будете путаться.
Услышав про лекции, многие оживились.
- А если нет ручки?
- Про историю расскажешь? - послышались голоса.
- Не отвлекаться, - отрезал Олег и сдвинул брови. - Проводим пин-кун, по одному на счет. Десятые удары с криком. Целай*! Чжуи**!
Все подтянулись.
- И! - крикнул он и резко выкинул правую руку вперед, а левую резко отвел назад. Группа повторила его движение почти одновременно. - Эр! Сань! Сы! У! Лю! Тси! Ба! Цзю! Ши!***
Последняя команда слилась с пронзившим зал мощным восклицанием "Киай!"**** Что-то тихонько зазвенело, словно отдаленное эхо. Должно быть, резонировали окна.
Олег заметил, как изменились во время упражнения лица "стариков"- во взглядах читалась решимость, резче обозначались морщинки на лицах.
- Руки на реверс, точнее удар! - скомандовал Олег, продолжая счет по-китайски.
Краем глаза он видел, как замерли новички, восторженно глядя на него. Им приходилось нелегко. Торшин посадил первогодков друг другу на шею, и теперь они передвигались в низких основных стойках, отрабатывая устойчивость.
- Киай!.. Киай!.. Киай!
Олег не давал передышки группе. Он видел, как росло напряжение на лицах, как ребята теряли скорость. По вискам у них струился пот.
Достаточно измотав "стариков" пин-кунами, он тут же стал давать им новые элементы тао с низкими змеиными стойками и поворотами.
Время летело незаметно. Понемногу ребята запоминали сложные серии прыжков и передвижений. Правда, постоянно приходилось их поправлять. Стойки и удары
------------------------------------------
* Целай - команда для принятия исходной позиции (кит.).
** Чжуи-внимание (кит.).
*** И! Эр! Сань! Сы! У! Лю! Тси! Ба! Цзю! Ши! - счет от одного до десяти (кит.).
**** Киай - возглас, означающий момент нанесения завершающего удара.

у некоторых выглядели как в каратэ. А кунг-фу все-таки отличалось от него.
Одновременно Олег косил глаз на Торшина, который перешел к проработке недавно изученного тао "аист против змеи". Новички работали грязно, с косыми ударами и неэффективными блоками. При выполнении стоек на одной ноге часто падали.
Короче, у Торшина забот было полон рот. Он бегал от одного парня к другому, поправлял, разворачивал, подсказывал, посылал слабых набираться сил, отжиматься на кулаках в углу. В зале царила обыкновенная рабочая атмосфера, свойственная тренировкам по каратэ и кунг-фу, когда десятки ребят по команде одновременно то рубили перед собой воздух резкими ударами, то приседали в гибких стойках, то производили широкие, с разворотом и прыжком удары ногами. Настоящий боевой отряд. Куда там мушкетерам!
Олег чувствовал, что внутренние ощущения радости и удовлетворения захлестывают его. Нет ничего, что было бы красивее и совершеннее правильно исполняемого китайского тао, ничего мощнее и грамотнее боя кунг-фу! Удары и блоки кунг-фу следовали друг за другом, как единое живое целое, они перетекали друг в друга. И в зависимости от стиля тао ребята становились то "аистами", то "змеями", то "драконами", то "богомолами". Далеко до этого боя каратэковской показухе с широкими рубящими и секущими ударами, скорее всего, рассчитанными на внешний эффект и лишенными пластики и гармонии.
Конечно, получалось не все еще гладко, временами были неверные развороты или перепутанные стойки. Но с каждым месяцем здесь в зале все совершеннее становилась красота боя кунг-фу...
После тренировки Олег быстро переоделся и, глядя, как старательно складывают кимоно новички, прошел вперед. Он постучал по спинке кресла, призывая к вниманию. В зале тут же стало тихо. В приглушенном свете боковых лампочек Олег заметил, как блестят от пота разгоряченные лица. В руках ребят мелькали блокноты. Он вдруг подумал о том, что теперь выступает в роли преподавателя. Этакая импровизированная лекция. Внутренне усмехнулся, заметив неподдельную серьезность слушателей, но тут же подумал, что это полезно. Отношение к кунг-фу должно быть очень серьезным.
- Пожалуй, как и в прошлом году, я расскажу об истории возникновения древней китайской борьбы кунг-фу, ее развитии и философских принципах. Старшей группе тоже будет интересно послушать, потому что появились кое-какие новые материалы. А потом я дам словарь терминов. Итак, все началось в 495 году до нашей эры, с основания в Китае выходцем из Индии монахом буддийского монастыря Шаолинь Ба-Туо.

2

Стена была окрашена желтовато-коричневой масляной краской, потертой и облупившейся. Местами в облущенных проемах проглядывал старый, блекло-зеленый цвет. Чуть выше, прямо перед его глазами, висела застекленная доска объявлений, На ней под стеклом пришпиленный кнопками, замер лист бумаги. Олег по инерции еще раз пробежал по нему глазами. Он уже с десяток раз прочел:
"За систематические пропуски занятий объявить выговор следующим студентам:
- Бестужеву..."
Его фамилия шла третьей. Казалось бы, ничего особенного - листок бумаги...
- Привет, Бес! - раздался рядом знакомый голос. Олег обернулся и заметил рядом притворно скорбное лицо Бегемота, маленькие глазки его искрились смехом..
- Выражаю искреннее соболезнование. Вижу, что деканат еще не отчаялся, и скорблю... Олег удивленно вскинул брови. Мимо прошел, хлопнув его по плечу, Моргунов.
- Я хочу сказать, - разъяснил Бегемот, играя голосом, - что руководство нашей экспериментальной фабрики по производству искусственного интеллекта в твоем случае должно было бы признать свое бессилие...
- Да пошел ты! - отмахнулся от него Олег и поспешил вдогонку за Моргуновым, у которого всегда были хорошие конспекты. Все нормальные студенты стояли в очереди именно за его тетрадями, с короткими, но емкими записями. Скалить зубы с Бегемотом сейчас не было охоты, а конспекты хорошо бы поймать до начала консультаций.
Олег пробежал по длинному коридору со сводчатыми высокими потолками, однако Моргунов уже успел куда-то юркнуть и его нигде не было видно. Оглянулся, но и в толпе студентов у лестницы того тоже не было. Зато сам Олег, кажется, привлек повышенное внимание.
- О-о! Бестужев! Редкий гость на факе!
- Привет, Бес!
- А вот и Олег! - раздавались голоса.
Олег пожал несколько протянутых рук, отшутился, мол, дела, не до учебы сейчас. Под веселый хохот он направился с ребятами на улицу: с некоторых пор курение в здании запретили.
"Надо же, - думал он, спускаясь по широкой лестнице, - выговор. Так ведь и выгнать могут".
Он снова и снова пытался напугать себя. Но мысль о возможном исключении из университета его не слишком-то взволновала. Странно, но почему-то все, связанное с учебой, казалось ему сейчас неважным и неинтересным. Промелькнуло даже, что можно было бы и вообще без университета обойтись.
Олег тут же отогнал эту мысль, он твердо помнил внушенное с детства: профессия необходима человеку. И еще было уважение к отцу: у него всегда было настоящее дело. В сознании тут же возникли школьные мечтания и представления о том, как это будет хорошо и красиво, когда он начнет работать.
Курить на улице было холодно. Олег стоял, прислонившись к стене, и, чуть прищурившись, разглядывал однокурсников, что-то весело обсуждавших. Вдруг резанула холодная и отрешенная мысль, что они живут другой жизнью, только внешне он походит на них: тоже студент и тоже здесь.
Внезапно встретился взглядом с Сухаревым. Шура стоял в сторонке и, похоже, только для вида держал в пальцах сигарету. Видимо, он уже давно наблюдал за Олегом и не торопился подходить. Это было вполне по-сухаревски, вот так молчать и наблюдать за интересующим его человеком. Словно съемка скрытой телекамерой. Вероятно, это от восточной молчаливости, которая нравилась Олегу. Однако теперь он не был рад, что стал объектом наблюдения, и, спешно набросив на лицо маску беспечности, кивнул Шуре.
- Ты законспирировался, - сказал тот после обмена рукопожатиями.
Он говорил тихо и лениво, словно нехотя. От сухарев-ского глаза редко что укрывалось, он умел делать правильные выводы, Олег невольно пожалел, что позволил себе выдать свое настроение. Хотя какое все это имеет значение?
- Приказ читал?
- Читал, - Сухарев косо усмехнулся. - Это ты из-за него такой расстроенный?
- Угу. Шура кивнул.
- Привет, Бес! - сказал кто-то из студентов, проходя мимо них.
- Привет! - Олег даже не обернулся, чтобы посмотреть, кто это.
Шура все стоял рядом и молчал. Олег давно разгадал его излюбленный трюк: собеседник, вынужденный поддерживать разговор, сам наводит на тему. Олег тоже молчал, и пауза затянулась.
Было холодно. Ребята один за другим скрывались за высокими факультетскими дверями, остальные поднимали воротники пиджаков, переминались с ноги на ногу. Олег чувствовал, что понемногу и он начинает дрожать. Сухареву было лучше, он стоял в куртке. Шура учился в институте стран Азии и Африки, это было неподалеку, и ходил сюда в библиотеку факультета журналистики. Знакомы они были с прошлогодней поездки на уборку картошки и встречались довольно часто.
- Что-то с тобой не то, - наконец сказал он.
- Что? - спросил Олег.
- Какой-то ты рассеянный и неуверенный.
Олег передернул плечами. Ему не понравилось, что это заметил и Шура.
- Ладно, не это главное, - сказал Сухарев. - Я тут тебе кое-что нашел. -
Он демонстративно хлопнул по своему портфелю и, прищурившись, глянул в глаза Олегу.
- Схему?
- Нет. Кое-что по истории кунг-фу. И еще трактат "Цзо Чжуань". Это комментарии к "Чунь-цу".
- Спасибо, - сказал Олег. - Как странно, что мы с тобой встретились именно сегодня.
Сухарев покопался с серьезным видом в портфеле и извлек потрепанную машинописную стопку. Углы ее были желтые, они истерлись и замахрились. Шура протянул стопку Олегу.
- Сколько у меня есть времени?
- Я тебя не тороплю. - Шура закрыл портфель и с отсутствующим видом посмотрел в сторону. Он был довольно странным парнем.
- Спасибо. Но ты все-таки постарайся достать китайские комментарии к системе гимнастики "Тайцзи цюань".
- Я помню.
Из-за дверей факультета раздались приглушенные звуки звонка, извещавшего о конце перемены. Студенты бросали окурки, скрывались внутри здания.
- Идешь на семинар?-осведомился Сухарев.
- Ага.
- Тогда до встречи. Пока.
- Чао! - Олег еще раз взглянул на засыпанные пушистым снегом скамейки и поплелся на факультет, хотя его уже заранее обуревала невыразимая скука.

3

Он подошел к зданию телецентра, когда короткий декабрьский день шел на убыль. Ранние сумерки усиливали туман, окутавший город с самого утра. Высокий конус Останкинской телебашни был виден лишь наполовину, словно верхушку кто-то объел.
Было довольно тепло, но снег скрипел под ногами с таким визгом, как в самые лютые морозы.
Огромный короб из стекла и бетона светился рядами широких окон. Так же рядами перед ним на широкой площади стояли легковые автомобили. Мимо деловито шли озабоченные люди. Они торопливо окидывали Олега оценивающими взглядами и, теряя интерес, шагали дальше. Кое-кто из них стремился, что называется, "выглядеть". "Кажутся, - подумал о них Бестужев. - Только кажутся".
Мелькнуло знакомое лицо, Олег вздрогнул и присмотрелся внимательнее. Но женщина была ему незнакома, верно, ее лицо доводилось видеть. Вспомнил:
дикторша ЦТ. В шикарной шубке, она села в большую черную машину и покатила. Раздался шипящий звук шин по льду.
Миновав стеклянные двери, он прошел к бюро пропусков, протянул в окошко паспорт. Девушка лишь мельком стрельнула в его сторону подведенными глазами и, найдя его фамилию в своем журнале, принялась строчить бумажку.
Постовой милиционер смотрел на него внимательнее, сверяя лицо с фотокарточкой на паспорте. Наконец кивнул:
- Проходите.
Раздевшись, Олег критически осмотрел себя в одно из больших зеркал. Ясные, светлые глаза, открытый взгляд из-под темных, вразлет бровей, чуть откинутые назад густые темные волосы эффектно оттеняют узкое лицо с прямым носом, высокими скулами и упрямым подбородком. Только чуть припухшие, по-детски сложенные губы, точь-в-точь как у матери, своей плавной линией вызвали его недовольство.
Неожиданно в голову пришло, что вот так же тщательно здесь рассматривают себя все те, кого он привык видеть в телевизионном "ящике". Сначала осматривают фигуру и одежду, после придирчиво-лицо. И наконец, удостоверившись, что все в ажуре, раскованной походкой уверенного человека уходят дальше, туда, где под ослепительным светом прожекторов их ждет замершая перед телевизорами страна.
Рассматривая себя, Олег слегка улыбнулся. Матери, конечно, не понравится его вид, эти затертые джинсы, этот мешковатый свитер. Он с удовольствием представил себе, как она будет бросать вокруг настороженные взгляды, полагая, что коллеги не преминут отметить, как был одет ее сын. Ведь здесь все это так важно!..
Кафе находилось внизу, в подвале. Светильники, наверное, были рассчитаны таким образом, чтобы дать уставшим от юпитеров глазам отдохнуть в полумраке. Их обычный столик был занят, и Олег устроился за соседним, спиной к стене, чтобы в поле зрения попадал почти весь зал. Он снова почувствовал, как к нему возвращается всегда охватывающее его во время бесед с матерью состояние обостренной и нервной тяжести. Но тут же преодолел его. Сегодня он постарается говорить с ней проще.
Вокруг курили. Но он решил пока повременить. Помнил, как в прошлый раз от волнения в течение получаса высадил почти всю пачку "Дымка". И тут же снова улыбнулся, вспомнив, как округлились глаза у матери, когда она увидела этот его "Дымок".
Олег взглянул на часы, до намеченного срока оставалось еще пять минут. Это было хорошо. Он уже давно научился не расстраиваться, если приходилось ждать, запас времени отлично подходил для размышлений и воспоминаний.
Олег попытался привычно расслабиться, но из этого ничего не получилось.
"...И все-таки, - беспокойно билась неотвязная мысль, - доигрался, доигрался! Этим не могло не кончиться! Схватил выговорешник. За все приходится рано или поздно платить. Уж теперь-то должен осознать, что необходима не только внутренняя, но и внешняя дисциплина..."
Ее красивую фигуру он моментально выхватил из группы вошедших людей Она шла именно так самоуверенно, как представлял себе Олег всех этих людей там, перед зеркалом у гардероба. Походка ее не была скованной, она шла спокойно, сознавая свою силу. Мать тоже заметила его издалека и чуть-чуть кивнула. Олег небрежно махнул рукой в ответ и почувствовал, как ладони сразу стали влажными.
"Вот кто, - подумал он, - совершенная внешняя структура. Броня! Вот кто действительно строг, упорядочен и систематичен".
Олег даже не стал смотреть на часы, он знал, что мать явилась секунда в секунду.
- Здравствуй, сын!
- Привет. - Он в который раз поразился ее выдержке, тембру голоса, которым она владела в совершенстве..
Матери было сорок четыре года. Но, конечно же, это было ложью. Кожа ее лица выглядела по-девичьи нежной и пластичной. Редкие и чуть заметные морщинки скорее красили, чем старили эту привлекательную женщину. Олег видел, что мать по-прежнему обаятельна.
- У меня есть для тебя полчаса, Олег. - Она молча положила перед ним на столик свой миниатюрный кошелек. - Знаешь, я бы тоже выпила кофе. Только вот пирожных не надо.
- Минуту, - он сделал вид, что не заметил ее кошелька, и отошел к стойке.
Вернувшись, поставил перед ней белую дымящуюся чашечку и сел напротив.
- Я весь внимание...
Мать кольнула его проникающим взглядом и неторопливо отпила из чашечки. Он последовал ее примеру. Ароматная горечь обожгла нёбо. Кофе здесь всегда варили отменно.
- Олег, - она называла его подчеркнуто официально с тех пор, как ушла от них, - мне надо серьезно поговорить с тобой.
- Я готов, - негромко ответил он.
- Я позавчера звонила на факультет, так что уже знаю о твоем выговоре, - она смотрела на него в упор, не мигая.
- И что же?
- Не мне тебе объяснять, что в твои годы человек должен серьезнее относиться к своим обязанностям.
По его лицу она, видимо, поняла, что обязанности сын трактует несколько иначе, чем мать, и потому сменила тактику.
- Когда отец был в твоем возрасте, у него уже была цель, которой он посвятил свою жизнь.
- Не надо об отце, - настойчиво подчеркнул он. Ему хотелось добавить, что уж ей-то не стоило бы упоминать имя того, кого она предала через полгода после смерти, но он все же сдержался.
Мать снова отпила из чашечки и, жмурясь, оглядела зал. Олег чувствовал себя как на иголках, с трудом выдерживая ее паузу. Быстрыми глотками допил свой кофе, со стуком поставил чашку на лакированную поверхность столика.
- Я поговорила о тебе с вашим деканом, - вымолвила она наконец. - Он рассказал мне кое-что о твоих чудачествах. Кстати, знаешь, декан меня даже порадовал. Оказывается, единственная твоя вина заключается в прогулах, с успеваемостью у тебя пока все в порядке.
Она порылась в сумочке и выложила на стол бело-зеленую пачку дорогих ментоловых сигарет. Достала своими тонкими пальчиками одну. Олег успел галантно щелкнуть перед ней зажигалкой.
- Спасибо. Так вот, твой вопрос мы обсудили с деканом в доброжелательном тоне. Ты знаешь, что я ему предложила?
Она сделала короткую паузу, давая ему возможность проявить любопытство. Но Олег интереса не проявил, отмолчался.
- Предложила направить тебя на практику к нам, - она испытующе посмотрела на него.
- На телевидение? - опешил Олег.
- Нет. С этим пока подождем. Лучше в радиоредакцию "Юности". Он обещал мне помочь, уладить все на факультете. Если не нравится, скажи сразу.
Он предпочел снова промолчать. Практика в "Юности" представлялась интересной. Об этом можно только мечтать, но...
- Можешь не сомневаться. С моей стороны опеки не будет никакой. Все будешь делать только сам. Поэтому я и остановилась на радио.
Олег почувствовал, как лицо его покрывается краской. Мать явно научилась читать его мысли. Но она же все-таки старается для него... Ценить надо...
- Ну ладно, у тебя еще, слава богу, есть время подумать.
Она мельком глянула на часы. Олег понял, что по строгому распорядку ее жизни время, отпущенное ему, истекает.
- Все еще ведешь свою группу кунг-фу? Я слышала, что заниматься этим стоит больших денег.
Олег услышал в ее словах подтекст - "денег, которых по тебе не видно".
- По крайней мере, не у меня.
- Следовательно, финансовая проблема стоит перед тобой остро, - заключила она и взяла в руки кошелек.
- Мама, - твердым голосом заявил Олег, - ты же знаешь, что я у тебя денег не возьму... Ведь мне в моем возрасте пора быть таким же самостоятельным, как и отцу в мои годы.
Она удрученно повела бровями и вновь глянула на часики:
- Прости, Олег. Моя перемена кончилась. Мне пора на следующий урок. - И с неожиданной теплотой улыбнулась ему, как бы скрашивая все их недоразумения. Он автоматически улыбнулся в ответ.
- Пока. Я сама тебе позвоню.
- До свидания, мама..
Олег продолжал сидеть, нервно теребя зажигалку даже после того, как мать скрылась в дверях. Потом поднялся и снова взял себе кофе.

4

В актовом зале было совсем темно. Лишь где-то далеко, почти у самой сцены, горели две аварийные лампочки. В их неярком свете было видно, как ребята разбредались между рядами. Мелькали мокрые от пота спины, усталые довольные лица. Они переодевались под тихие звуки музыки - где-то за сценой работало радио.
Олег быстро скинул влажное кимоно и аккуратно сложил его, повязав сверху поясом. Несмотря на прохладу, Олег чувствовал себя разгоряченным. Он ничуть не устал, настроение было отличным. Молодое мускулистое тело распирала энергия, так и не разрядившаяся во время тренировки.
Подошел Торшин в своем потертом черном кимоно, протянул руку, в которой были зажаты бумажки - мятые, мелкими купюрами.
- Новички начинают отчаливать, - глухо сказал он. - За последний месяц отчислили десятерых.
Олег кивнул и, не пересчитывая деньги, сунул в карман. Славке он доверял.
Сэмпай сверкнул на него своими быстрыми темными глазами и в смущении почесал бровь. Ему явно неудобно было перед Олегом. Он знал, сколько на самом деле стоят занятия у хорошего сэнсэя. А те деньги, которые брал Олег, были мизерными. Подумать только - десять рублей с человека в месяц на первом году обучения, и пять, начиная со второго! И это в то время, когда по всей Москве сэнсэи дерут не меньше четвертака. А поток желающих не убывает. Мода! Знал он и то, что из этих денег сотня сразу уходит на школу, Олег их неукоснительно, как и остальные сэнсэи, отдает шинхану. Знал также и то, что половина из десяти Сэнсэев шинхана уже успели за два года обзавестись машинами.
Олег прочел эти мысли на открытом лице Торшина и подмигнул ему, мол, ничего, выживем!
Славка усмехнулся в ответ.
- У меня есть новость.
- Ну?
- Мой вопрос решился.
- Какой?
- Помнишь, мы говорили о милиции? Мне тогда не хотелось сглазить. В общем, я уже почти сотрудник МВД.
Олег коротко присвистнул.
- Поздравляю. Нас ты, естественно, бросишь?
- Ну почему же, - неловко, словно оправдываясь, произнес Торшин. - Буду заглядывать.
- Ясно. - Славка отвел глаза. - Значит, теперь надо подыскивать нового Сэмпая. Жаль. - Он хлопнул товарища по плечу. - Все равно желаю удачи! Мы не расстанемся, надеюсь, после этого?
- Ну что ты, - оживился Торшин, - расставаться нам совершенно ни к чему.
Олег отвернулся, нахмурившись. Новость испортила ему настроение. Торшина заменить было некем. Забота, конечно, небольшая - быть Сэмпаем. Однако чем заменить дружеские отношения и то ощущение работы в контакте, когда они делили группу на две части и Славке можно было спокойно поручить первогодков? Конечно, можно подобрать из "стариков", ребята есть неплохие, со светлыми мозгами и хорошей реакцией. Но до Славки им... Он на него надеялся и как на спортсмена - соревнования на носу! А где найти замену такому бойцу? Честно говоря, он здорово рассчитывал на Торшина. Как ни прикидывай, а брешь будет весьма чувствительной.
- И вот еще что, Олег, - как-то неловко начал тот. - Понимаешь, я должен тебе сказать... Там, где я оформляюсь, ходят разговоры, что секции скоро все равно закроют.
- Ходят такие слухи, - кивнул Олег, - но это уже не первый год. Как говорится, собаки лают, а караван идет.
- Нет. На этот раз все серьезно. Поверь мне.
Олег деланно улыбнулся, слова Торшина затронули очень неприятную для него тему. Славка лишь едва коснулся пальцами струны, а она зазвенела обидой в душе Олега.
Положение кунгфуистов было очень шатким, предельно шатким. Если приверженцы каратэ ухитрились официально пробить свою федерацию, установили тесные контакты с мастерами и федерацией каратэ в Японии, ездили туда на стажировки, участвовали в состязаниях, то для кунг-фу все это пока за семью печатями. Кунг-фу, как вид борьбы, для страны совершенно нов.
Неизвестно на что надеяться: то ли рассчитывать, что федерация каратэ возьмет их под свое крылышко, то ли пробивать свою собственную федерацию. Всем этим, насколько ему было известно, занимался сам шинхан. Сколько времени могла продлиться жизнь секции в таком подвешенном состоянии - неизвестно.
- Федерацию каратэ тоже закроют, - чуть слышно бросил Торшин. - Причем вопрос будет решаться в ближайшее время. Не мешало бы тебе подумать о том, что ты станешь делать, когда все это случится...
- Да, Слава, - машинально ответил Олег.
Олег не помнил, как он попрощался с ребятами, со Славкой. Он лишь заметил, что уже один сидит в просторном зале. Хорошее настроение куда-то пропало. Перед глазами вдруг возник образ Леши. Память услужливо рисовала все до мельчайших деталей: дорогое кожаное пальто, отличную волчью шапку, сапоги, джинсы, рукавицы. И словно наяву вспомнился недавний разговор:
- Да ты знаешь, как тебя называют все сэнсэи шинхана? - расплылось в противной ухмылке сплюснутое лицо Леши.
- Как?
- Самый бедный сэнсэй города Москвы. А возможно, и всего Союза.
И словно молоточками в висках отстучало:
- Бедный сэнсэй! Бедный сэнсэй! Бедный сэнсэй!..
- Ос-с-с! - Олег по привычке поклонился уже пустому спортзалу и спустился вниз по каменной лестнице. В фойе, перед гардеробом сидел старик-вахтер Зиновий в стеганой безрукавке и светло-серых валенках с кожаными пятками. Зиновий прищурился на него через мутные стекла очков и почему-то кивнул.
- Последний что ль, сынок?
- Ага, последний, - вяло ответил Олег и отдал ключи.
- Вот и отлично. Теперь старику и отдохнуть можно.
- Вам вроде бы спать не полагается. На посту же!
- А я и не спать, - охотно вступил в разговор Зиновий. - Вы там все прыгаете, топочете и визжите. Чистый зоопарк. А я волнуюсь как-то. Как уходите, так сразу тишина и покой. Ты вот как считаешь, неужели так и нужно?
- Что нужно? - не понял Олег.
- Ну, что вы там калечить друг друга учитесь, сынок. Неужто милиция вами не интересуется?
- Это спорт, дед - отрезал Олег, - а милиция спортом интересоваться не должна. Пока!
Проходя через стеклянные двери заводского клуба, он услышал ворчливый голос сторожа:
- У боксеров энтих хоть рукавицы толстые, чтоб друг друга не зашибить. А тут прям так хлобыстают...
На улице было морозно. Ветер, правда, дул в спину. Никого из ребят уже не было видно. Мелкие редкие снежинки кружились вокруг фонарей, причудливо бросавших свет на деревья расположенного справа небольшого парка. Ветви деревьев покрылись белыми полосами снега. Ограненные контрастным светом, эти снежные наросты, особенно на толстых ветках, смотрелись рельефно, будто сказочные великаны с выпуклыми буграми бледных мышц.
"А что ты будешь делать, - мелькнула мысль, - если секции действительно закроют? Закончится, наконец, твое сэнсэйство!.. Какой же выбор ты сделаешь? Ведь мать о тебе серьезно беспокоится. Жизнь - слишком сложная и длинная штука, чтобы к ней можно было относиться так безответственно, как ты..."
"Да, вот что надо сделать, - подумал Олег. - Надо позвонить Маринке. Тридцатое декабря как-никак!"
Телефонная трубка обожгла холодом. Замерзший диск проворачивался с черепашьей скоростью.
- Алло?
- Марину будьте любезны.
- Минуту...
Через стекла телефонной будки ничего не видно. Все изнутри заросло толстым слоем изморози от дыхания. Кое-где отпечатались заледеневшие полупрозрачные пятерни, судя по размерам - женские, а может быть, детские.
В трубке послышалась невнятная речь.
- Да! - раздался отчетливо знакомый девичий голос.
- Привет, Маринка!
- Олежка?
- Он самый!
- Можешь меня поздравить! Сдала сегодня зачет по немецкому.
- Марин, - перебил ее Олег, чувствуя вдруг, как он зверски нуждается в ее теплоте и участии. - Пошли со мной справлять Новый год?
- А где ты празднуешь?
- Точно еще неизвестно. У кого-нибудь из наших Сэнсэев...
- Знаешь, Олежка, меня так достали родители. Я чувствую, что мне никак от них не отвязаться. Заладили, что это семейный праздник, - и все тут! Алло! что ты замолчал? Алло!
Не глядя, он повесил трубку на рычаг. Некоторое время сосредоточенно дышал на замерзшую руку, потом погрел рукой ухо.
Торшин ушел. Новой год придется справлять в одиночестве. Красота!
Вдруг вспомнил, что зал Леши располагается поблизости. Олегу пришло в голову, что там он немного отвлечется от обуревавших его тоскливых мыслей.
Минут десять он шел по заснеженным белым улицам. Вот и нужный двор. Здание общеобразовательной школы слоново темнело впереди своими пятиэтажными боками, и лишь спортзал в полуподвале ярко светился зарешеченными большими окнами.
Олег подошел к окну, едва не поскользнувшись на замороженной накатанной луже, заглянул внутрь. Внизу, в зале, облаченные в черные кимоно, двигались ребята Леши. Среди них были две девицы. Он им очень смешно ставил блок коу-шоу *."Пожалуй, - пронеслось в голове Олега, - если они так долго будут выполнять его в бою, это будет их последнее движение в схватке".
Завершив отработку верхнего блока, ребята взялись за связку "аист против змеи". Со стороны все это смотрелось красиво: тридцать человек почти синхронно, как в балете "Фридрихштадтпалас" крутили эффектное тао. Донеслось дружное "Киай!"
За ворот опустилось несколько пронизывающе холодных снежинок. Чертыхнувшись, Олег поспешил к подъезду.
Переступив порог зала, он сдержанно поклонился, снял шапку и шепнул: "Ос-с!". Леша помахал ему рукой и тут же что-то громко крикнул гортанным голосом. Ребята в черных кимоно замерли и поприветство-
------------------------------------------
* Коу-шоу - верхний блок рукой (кит.).

вали пришедшего сэнсэя. Дисциплина у Леши смахивала на военную.
Олег прошел через зал, скрылся в раздевалке. Он быстро скинул покрытую снегом дубленку и переоделся в свое еще влажное кимоно. Леша начинал тренировку на час позже, и здесь можно было еще немного размяться. Попав в людное помещение, Олег почувствовал, как улетучивается его тоска.
С легким поклоном он вышел в зал и, встав позади занимавшихся ребят, для начала пятьдесят раз отжался на кулаках. Леша, поручив тренировку одному из своих Сэмпаев, подошел к Олегу.
- Привет! Что это ты у себя не назанимался?
- Тоскливо что-то стало, - признался Олег.
- А что так?
- Торшин ушел.
- Как - ушел? - опешил Леша. Таких прецедентов он не знал.
- Очень просто. Перестал приходить на занятия.
- Вот это да! И это в то время, когда нам не хватает бойцов как воздуха. Скоро московские соревнования, толком выставить команду не удастся!
Олег задумчиво кивнул, прокручивая связку для рук.
- Кстати, мне Кентас рассказал, как Торшин срубил у Лада сэмпая. Лад, небось, чуть не лопнул от злобы?
- Было дело.
- Бедный Лад, - Леша просунул большие пальцы рук за свой широкий черный пояс и застыл в купеческой позе, чуть откинувшись назад.
- Тебе передавали, что шинхан собирает нас после Нового года?
- Знаю. Ходят слухи, что снова приезжал Се-тун. Но толком никто ничего не знает.
Олег, мысленно воображая перед собой соперника, несколько раз на сильном выдохе провел сдвоенный пин-кун, затем "вертушку"- тройной удар ногами с разворотом.
- Ну ладно, - бросил Леша, - ты пока развлекайся, а мне надо с моими орлами закончить.
Олег, повернувшись спиной к залу, медленно встал в низкую стойку, потом так же медленно начал тао "змея против аиста". Низкие стойки и перемещения змеи, рассчитанные на сверхустойчивость, требовали огромного напряжения суставов ног, медленные - тем более.
Олег чувствовал, как лицо его покрывается капельками пота. Из низких стоек он делал высокие взлетающие прыжки с сериями ударов и снова прижимался к полу, блокируя рукой возможные ответные удары сверху. Змея - его излюбленный стиль: удары кулаком здесь очень редки. Использовались в основном "рука-нож" и "рука-копье". Закончив тао, он снова начал его в более быстром темпе, чувствуя послушность тела и необыкновенную уверенность в себе.
Когда Леша подошел к нему, Олег остановился, стирая пот со лба. Оглянувшись, он увидел, что все ученики уже сидят в цоашане, положив руки на бедра.
- Конец занятия, - тихо сказал Леша. Олег поднялся на ноги и, не торопясь уйти, подошел к стене. Первыми в раздевалку прошли две девушки. Когда они вышли, переодевшись, за ними последовали ребята.
- А что, - обратился Олег к Леше, - с ними веселей?
- Ты про девочек? Не вижу особой разницы. Физической нагрузки, конечно, им не даю. Но вот с пластикой у них намного лучше, чем у мужиков. Знаешь, какая растяжка?! - он коротко рассмеялся.
Леша никогда не вызывал уважения у Олега. В его манере общения было что-то вызывающее, презрительное по отношению к собеседнику. Он слишком старался выглядеть Сэнсэем, и еще эта постоянная суперменская улыбочка... Бизнесмен. Вот его-то абсолютно точно не волнуют проблемы этики - кто и как применит ту силу, которую он дает ученикам. Двадцать пять рублей в месяц с каждого из сорока человек - это для него главное.
Вернулось тоскливое ощущение, владевшее им полчаса назад. Олегу вдруг пришла в голову дерзкая мысль. Он оглянулся - в зале уже не осталось учеников. Он лукаво улыбнулся и провел прямой мая-гэри*, зафиксировав ногу в трех сантиметрах от носа Леши. Тот скорчил удивленную и одновременно радостно-злобную физиономию. Он отступил на шаг, традиционно, но картинно поклонился, прижав кулаки к бедрам. Олег повторил его жест.
------------------------------------------
* Мая-гэри-прямой удар ногой (япон.).

И тут же сорвался с места.
Они танцевали друг возле друга, как две длинноногие бешеные кошки. Олега охватило упоение: все-таки не обычная тренировка, а спарринг, настоящий поединок с достойным и сильным противником. Поначалу он лишь проверял реакцию Леши обманами и нырками. Его удары, не доходя до цели, со свистом рассекали воздух. Леша тоже пробовал финтить, злорадно ухмыляясь, делая пугающие прыжки и пластичные округлые пассы.
Олег чувствовал обуревающую радость, словно музыкант на вершине вдохновения. Он исполнял потрясающее "престо" перед затихшими струнными и духовыми, перед замершим изумленным залом...
Олег и любил кунг-фу за эту удивительную и неповторимую изящность и плавность. Резкие удары и блоки японского каратэ были, наверное, зрительно эффектнее, но лишь для непосвященного, неискушенного взгляда. Красота же кунг-фу была сродни музыке и поэзии, движения переходили из одного в другое без предварительной установки позиции и почти без напряжения. Все округло, гладко, логично.
Краем глаза Олег заметил, что из дверей раздевалки за их поединком наблюдают две пары изумленных глаз. Это был для них пока еще недостижимый высший пилотаж. Ах, если бы они знали, что это лишь самое подножие огромной горы...
Неожиданный удар сотряс его затылок и в глазах словно что-то вспыхнуло. Он все-таки нарвался на удар! Леша воспользовался малейшим промахом, вернее, секундной невнимательностью Олега, и нанес легкий тсимиан *. Удар был не сильный, не более 25 процентов контакта. Но любой удар ногами чувствителен. Олег покрутил головой, приводя в порядок мысли и глаза. Леша замер невдалеке с суперменской улыбочкой в эффектной стойке аиста - на одной ноге, стопа второй упирается в колено, пальцы-клювы подняты над головой.
Теперь они снова кружили друг против друга. Аист высоко передвигался вокруг пригнувшегося Олега, пытался достать его своими длинными ногами, но все удары натыкались на болезненные низкие блоки змеи. Несколько раз Олег атаковал, неожиданно распрямляясь
------------------------------------------
* Тсимиан-и-цзи-цу - круговой удар ногой (Полное название приема, кит).

и взвиваясь вверх, выстреливая одновременными пин-кунами и юанами *. Леша мужественно держался, однако вдохновенный напор змеи с каждой минутой все нарастал и нарастал. Каждый второй из ударов Олега достигал желанной цели.
Несколько раз и аист здорово достал змею. Следы наверняка проявились на плечах и спине красными полосами. Но и сам он выглядел не лучше - Олег видел, как дрожат его напряженные икры, как Леша то и дело поводит отбитым левым плечом.
Устав работать в стиле тонкого аиста, Леша перешел на грубо-силового тигра и теперь с воодушевлением рубил воздух перед самым носом легко уходящего противника своими костистыми кулаками с ребристым кентасом. Олег все еще ощущал в душе спортивный азарт.
"Эх ты! - вспомнились недавние обидные слова Леши. - Бедный сэнсэй! Самый бедный сэнсэй!"
Прозвище тут же приклеилось. Олег знал, что теперь за глаза и остальные ребята шинхана так его называют, посмеиваются в душе.
"Ну ладно! - пронеслось в голове. - Посмотрим, кто из нас бедный!" Олег ринулся вперед с двуручного вертикального удара, мгновенно начав работать как электрическая мясорубка, невзирая на случайно пропущенные удары противника. Лишь один человек в школе кроме него и шинхана знал все хитрости этого тао досконально - и то лишь потому, что сам Олег неоднократно на каждом занятии с ним прокручивал прием в спарринге. Это был его бывший сэмпай Славка Торшин.
Когда Леша распластался у его ног, в воздухе еще носился отзвук победоносного "Киай!". Олег тут же отошел в сторону и поклонился поверженному противнику. Конечно, он не работал в полном контакте с противником и падение Черного Пояса сэнсэя Леши Самойлова никоим образом не было связано с травмами. К чему ломать кости?
Самойлов быстро поднялся и, стараясь сохранить невозмутимое лицо, тоже сделал поклон. Но боже, какие искры ненависти сверкнули в его глазах!
Олег круто развернулся и твердой походкой направился в раздевалку.
------------------------------------------
* Юан - удар ребром стопы (кит.).

Комментарии  

#11 Олег 06.12.2012 09:16
Цитирую Тимур Свиридов:
Олег, у меня осталось несколько книг первого издания. Одну из них я могу передать вам бесплатно. Пишите мне на емейл или в обратной форме связи на сайте.

А в общем обсуждение по книге лучше проводить на форуме
http://timsviridov.ru/component/kunena/16-prizraki-v-gorakh-bednyj-sensej/29-obsuzhdenie-knigi.html?Itemid=0#29

Тимур, СПАСИБО! Сегодня почтальон принес Вашу книгу с автографом. Жду теперь электронный вариант, обязательно куплю.
Цитировать
#10 Тимур Свиридов 18.07.2012 14:03
Сергей, напишите мне на timsviridov гав-гав яндекс.ру с адресом, я будут отсылать посылки во второй половине августа, пошлю и Вам. Раньше не получится, я в Крыму, работаю над 3-й книгой "Миров".
Цитировать
#9 nikiforov.240276 02.07.2012 00:20
Цитирую Свиридов Тимур:
Да, Сергей, можно

Я очень далеко от Москвы. Но обязуюсь оплатить все почтовые расходы. Как с вами связаться?
Цитировать
#8 Свиридов Тимур 01.07.2012 11:42
Да, Сергей, можно
Цитировать
#7 Никифоров Сергей 29.05.2012 08:57
[quote name="Тимур Свиридов"]Олег, у меня осталось несколько книг первого издания. Одну из них я могу передать вам бесплатно. Пишите мне на емейл или в обратной форме связи на сайте.


Наглость, как известно, не имеет границ, но ведь она же и второе счастье :-* :-* :-* А мне можно один экземпляр старого издания с автографом автора? :P :P :P
Цитировать
#6 Олег 03.05.2012 20:34
Цитирую Тимур Свиридов:
Олег, у меня осталось несколько книг первого издания. Одну из них я могу передать вам бесплатно. Пишите мне на емейл или в обратной форме связи на сайте.

Тимур, вы получили мой e-mail? 11 апреля еще отправил
Цитировать
#5 Тимур Свиридов 10.04.2012 13:54
Олег, у меня осталось несколько книг первого издания. Одну из них я могу передать вам бесплатно. Пишите мне на емейл или в обратной форме связи на сайте.

А в общем обсуждение по книге лучше проводить на форуме
http://timsviridov.ru/component/kunena/16-prizraki-v-gorakh-bednyj-sensej/29-obsuzhdenie-knigi.html?Itemid=0#29
Цитировать
#4 Олег 04.04.2012 18:23
Цитирую Тимур Свиридов:

Да, книга издавалась давно, свободных бумажных копий должно быть осталось немного. Если хотите - у меня еще сохранилось немного.
А по поводу электронной - сейчас буду общаться с Литресом, чтобы выложили у себя.

Хм, а почему бы и нет?! Конечно хотелось в электронном виде, но.. Как можно и сколько нужно оплатить?
Тимур, вы только потом напишите сюда, если книга появится в цифре.
Цитировать
#3 Тимур Свиридов 25.03.2012 12:39
Цитирую Олег:
По ссылке книги уже давно нет. А вот в электронном виде купил бы.
Новый сайт очень даже получился!

Да, книга издавалась давно, свободных бумажных копий должно быть осталось немного. Если хотите - у меня еще сохранилось немного.
А по поводу электронной - сейчас буду общаться с Литресом, чтобы выложили у себя.
Цитировать
#2 Олег 23.03.2012 18:17
По ссылке книги уже давно нет. А вот в электронном виде купил бы.
Новый сайт очень даже получился!
Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить