Цикл "Миры Непримиримых" - единая сага

Автор: Тимур Свиридов on . Posted in Мастерская прозы

Цикл на сегодняшний день состоит из трех объемных романов, два из которых опубликованы традиционно, на бумаге, а третий был украден в интернете и распространен прямо в полуфабрикатном виде на сотнях пиратских сайтов. Так что известная на сегодня третья книга - ущербна по всем параметрам, да и не завершена.

Цикл задумывался как единое целое, и отдельные его книги будут ощущаться незавершенными, вплоть до прочтения оконченного третьего тома. 

 

Первоначальный сюжет саги далеко не исчерпывается трехтомником и с большой вероятностью потребует логического продолжения. В некотором роде, когда я работал на книгами цикла, я чувствовал себя почти как Толкиен, создавший целостный сказочный мир, проработанный до каждой детали, каждой мелочи. "Почти" - потому что я не знаю точно, что чувствовал Толкиен. Лишь подозреваю, что так чувствуют люди, полностью раскрывающие свою творческую силу.

 

Серия "Миров" никак не обогатила автора. Годами я посвящал все выходные и отпуски на литературную работу, от которой не было никакой финансовой отдачи. В некотором роде это даже помогло литературе - в трех книгах совершенно нет оглядки на рынок, конъюнктуру и моду. Я был один на один со своей кармой. Чувствовал некую обязанность написать этот цикл, по причине, о которой расскажу в следующих "мемуарах" )).

Приходилось быть требовательным к себе. Первый вариант первой книги полностью пошел в мусорку. Знаете, есть такое правило у настоящих литераторов-профи: отложить написанное, чтобы прочесть через несколько месяцев. Это хороший способ подцепить свои ошибки, когда глаз перестает быть "замыленным". Когда я вернулся к написанному, то понял: надо поменять язык, события, героев, сюжетную линию и цель. Так и получилось, что первая книга была написана дважды - о чем я нисколько не сожалею. 

Я перечитывал ее неоднократно, уже годы спустя. И вслед за многими читателями могу сказать, что она получилась хорошей. Необычность сквозит в каждой ее детали. А за примитивным языком  изложения лежит примитивная жизнь аборигенов планеты Рортанг. Вместе с этими аборигенами читателю предстояло пройти от самого простого к самому сложному, от примитива железного века - к звездной войне галактического размаха.

Некоторой сложностью оказался язык. После уничтожения первой редакции книги, я понял, что просто не могу описывать русскими словами то, что не характерно не только для русского, но и для любого иного языка Земли. Это было нечто, пробивающееся сквозь примитив, способное затронуть читателя - "выборочно". Я говорю о "цнбр", фантастическом растительном симбионте аборигенов Рортанга. Симбионте не только дававшем им дополнительные возможности, но соединявшем их с сородичами прежде не виданными узами единения. 

 

Коллективисты и индивидуалисты

Многочисленные отклики читателей подтверждают мои слова. Инакость тангров проявилась в их необычном "единстве". Самое интересно - "выборочность" воздействия этой литературной части. Минимум половина читателей вообще не заинтересовалась подобной особенностью тангров - способностью к соединению с близкими. Но так же и в обычной жизни. Посмотрите: многие считают правильным коллективный тип организации сообществ, государств. А другая половина убежденные индивидуалисты, которым ближе лозунг "все против всех" и "каждый сам за себя".

Так получилось, что это выраженное противопоставление коллективистов и индивидуалистов получило в книге развитие. Мне показалось это довольно интересным, ибо сам я с подобным пока не встречался. Я не говорю о ранних советских НФ-книгах, включая "XXII век - Полдень" братьев Стругацких. Там говорились правильные вещи, но, похоже, лишь из-за политической конъюнктуры, ибо все книги Стругацких были сильно политизированы, даже когда в результате славы их политические предпочтения развернулись на 180 градусов. 

Тангры вместе были "как пальцы одной руки" - некое подобие общего разума начинало управлять ими в моменты опасности. В таком состоянии они становились неуязвимыми воинами, способными противостоять лучшим наемникам разумного космоса.

 

Единые линии, пронизывающие сюжеты трех книг

Растение "цнбр", объединяющее тангров, стало одной из изобретенных мною деталей, прошивающих событийное поле саги. Так швейная игла сшивает вместе раскройку чтобы сделать единую одежду, или стальные клепки сбивают калёную броню в целый танк. Если вынуть из повествования "цнбр" - всё рассыпется.

Кроме этого есть еще несколько деталей, без которых сага невозможна. Это загадочные особенности главного героя Дара, постоянно усиливающиеся во времени, а также главный злодей - "текучее существо Кнэ", антитеза Дара. Собственно, раскрытие этих двух тайн и есть главная загадка "Миров". 

Два основных мира раскрываются в повествовании: мир тангров и мир реццов, их непобедимых и технологически превосходящих противников.

В одной из следущих записок я перечислю все новые идеи, которые я заложил в три книги "Миров", которые и сделали эти книги такими индивидуальными. 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить